Ю.Харитон. ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ СССР: ПРИШЛО ИЗ АМЕРИКИ ИЛИ СОЗДАНО САМОСТОЯТЕЛЬНО?

Ю.Харитон, академик, почетный научный руководитель Российского федерального ядерного центра

Бывшие сотрудники советской разведки, чью опасную работу мы высоко ценим и уважаем, в своих выступлениях утверждают, что по первым образцам атомной и водородной бомб наши резиденты получили документацию, по которой якобы прямо можно было делать бомбы. Что касается схемы атомной бомбы, разведчики формально правы. Но относительно водородной бомбы — совершенно не правы.

Сначала немного подробнее об атомной бомбе.

Задолго до получения какой-либо информации от наших разведчиков сотрудниками Института химической физики (ИХФ) Я.Зельдовичем и автором этой статьи в 1939 и 1940 годах был проведен ряд расчетов по разветвленной цепной реакции деления урана в реакторе как регулируемой управляемой системе. В качестве замедлителей нейтронов уже тогда авторами предлагалось использовать тяжелую воду и углерод. В те же предвоенные годы Г.Флеровым и Л.Русиновым экспериментально были получены важные результаты по определению ключевого параметра цепной реакции — числа вторичных нейтронов, возникающих при делении ядер урана нейтронами. В ряду фундаментальных достижений того периода было и открытие Г.Флеровым и К.Петржаком самопроизвольного, без облучения нейтронами, деления урана.  {4}

Перечисленные результаты, как и другие важные работы советских физиков, были сразу опубликованы в научных журналах и явились основой решения атомной проблемы в С.С.С.Р.

Кроме того, Я.Зельдовичем и мной были выяснены условия возникновения ядерного взрыва, получены оценки его огромной разрушительной мощи. Сообщение на эту тему было сделано нами летом 1939 г. на семинаре в Ленинградском физико-техническом институте. Позднее, в 1941 г., нами с участием И.Гуревича была уточнена критическая масса урана-235 и получено ее весьма правдоподобное, но из-за приближенного знания ядерных констант, конечно, неточное значение. Однако эта часть наших работ не была тогда опубликована из-за введенных к тому времени требований секретности.

Директор ИХФ академик Н.Семенов в 1940 г. направил в свой наркомат письмо о необходимости развития комплекса работ по созданию ядерного оружия. Отклика не последовало. Сотрудник руководимой И.Курчатовым лаборатории ядерной физики Ленинградского физико-технического института Г.Флеров, находясь в армии, обратился со сходным письмом к Сталину в 1942 г.. Правда, обстановка на фронте была уж очень тяжела, и трудно было ожидать положительной реакции на предложения, казавшиеся тогда многим фантастическими.

В USA в 1939 г. физик Л.Сцилард понял, что только воздействие самого высокого научного авторитета непосредственно на верховную власть может помочь началу работ по ядерному оружию. Сцилард уговорил Эйнштейна, работавшего тогда в USA, написать письмо президенту Рузвельту. Письмо  {5}  подействовало. Вскоре был создан ряд научных и производственных центров по этой проблеме.

В С.С.С.Р начавшаяся война, эвакуация из Ленинграда Института химической физики, Физико-технического института и Радиевого института в Казань, а также необходимость подключиться к работам, связанным с оборонной промышленностью, прервали исследования по созданию ядерного оружия.

Началу практических работ по ядерному оружию способствовали достаточно неожиданные обстоятельства. Молодой немецкий физик-теоретик Клаус Фукс был коммунистом. В начале 30-х годов он выехал из Германии, так как при развивающемся фашизме ему грозила опасность. В 1934 г. поселился в Англии и через несколько лет принял английское подданство. В 1941 г. Фукса пригласил в свою группу другой немецкий эмигрант физик Р.Пайерлс. Его группа работала над вопросами, связанными с созданием ядерного оружия.

Вскоре Фукс узнал, что работа ведется в секрете от С.С.С.Р, союзника по войне. Он считал это недопустимым и сообщил известную ему информацию представителям наркомата обороны в советском посольстве в Лондоне. В дальнейшем резидентами советской разведки была установлена связь с Фуксом и систематическая передача информации в Москву.

Научно-технический центр по созданию ядерного оружия в С.С.С.Р был организован правительством в 1943 г.. Руководителем центра по рекомендации академика А.Иоффе был назначен И.Курчатов. Это была действительно наилучшая кандидатура — прекрасный физик с исключительным организаторским талантом. Игорь Васильевич был необыкновенно обаятельным человеком, что очень полезно, когда  {6}  приходится иметь дело с огромным количеством совершенно различных людей.

На окраине Москвы Курчатов по решению правительства начал создавать институт под названием «Лаборатория № 2″ Академии наук, хотя к академии это учреждение, естественно, не имело отношения. Курчатов был знаком с нашими с Зельдовичем работами и предложил мне взять на себя руководство разработкой ядерного заряда или, как часто говорят, атомной бомбы. Я согласился.

В 1946 г. для этой работы правительством было принято решение об организации специального института, который в настоящее время называется ВНИИЭФ — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики (Российский федеральный ядерный центр).

В 1946 г. в Лаборатории № 2 у Курчатова заработал 1-ый в Советском Союзе ядерный реактор (конечно, не промышленный, а исследовательский). Затем были построены заводы для производства и выделения плутония. Много совершенно новых идей было вложено нашими учеными в создание точнейших электронных и оптических приборов для гидродинамических измерений, измерительной аппаратуры для ядерно-физических исследований и регистрации различных видов излучений, возникающих в процессе ядерного взрыва. По существу, в те годы в кратчайшие сроки была создана новая отрасль науки и техники — атомная. Изготовление первой атомной бомбы потребовало огромных усилий многих ученых, инженеров, техников и рабочих.

С 1943 по 1946 г. Фукс вместе с группой Р.Пайерлса работал в USA, затем вернулся в Англию. Информация, переданная Фуксом и другими агентами,  {7}  охватывала широкий круг разделов науки и техники, необходимых для создания ядерного оружия. Например, ядерный реактор, в котором под действием мощного потока нейтронов образовывался плутоний, различные расчеты и, наконец, подробная схема первого ядерного заряда USA. Конечно, мы не могли безоговорочно доверять этой информации. Она могла содержать элементы дезинформации, ведь мы понятия не имели, как добывались эти сведения, — и поэтому они нуждались в тщательной проверке и дополнительных расчетах.

Но о возможности получения плутония нам уже было известно из статей Э.Мак-Миллана, Ф.Абельсона и Л.Тернера, опубликованных ими еще в открытой печати в июньском и июльском номерах журнала «Физикал Ревью» за 1940 г..

Нами были выполнены крупномасштабные экспериментальные работы по измерениям параметров в конструкции под давлением продуктов взрыва вещества массой от одной до двух тонн, а также различные ядерно-физические исследования.

Когда мы получили информацию о том, что бомба, о которой нам было ранее сообщено, успешно испытана в USA, стало ясно, что и нам лучше испытывать именно эту схему. Необходим был самый быстрый и самый надежный способ показать, что у нас тоже есть ядерное оружие. Более эффективные конструкции, которые нам виделись, могли подождать. Они и были отработаны в последующие годы.

Как известно, первое испытание атомной бомбы в С.С.С.Р прошло благополучно 29 августа 1949 г..

За обширную информацию, которую передавал для советских физиков Клаус Фукс, весь советский народ должен быть ему глубоко благодарен. В С.С.С.Р эта  {8}  помощь, как и все связанное с деятельностью НКВД, держалась в секрете. После освобождения Фукса в 1959 г. я обращался к Д.Устинову с просьбой ходатайствовать о награждении Фукса за помощь, которую он оказал С.С.С.Р. Дмитрий Федорович занимал высокие посты в государственном и партийном аппарате и внимательно следил за работами по созданию ядерного оружия. Он согласился с тем, что это следует сделать, и сообщил, что попытается. Но положительного результата не получилось.

С первой водородной бомбой дело обстояло следующим образом.

В USA идея о возможности создания водородной бомбы (или супербомбы, в тысячи раз более мощной, чем атомная) была выдвинута венгерским эмигрантом, очень квалифицированным физиком-теоретиком Эдвардом Теллером в 1942 г.. Он с группой помощников энергично занимался конкретно этим проектом и к 1946 г. считал, что в основном возможность создания водородной бомбы доказана. Информация об этой разработке была сообщена Фуксом нашим разведчикам.

Пока обсуждали целесообразность разработки водородных зарядов, математик Улам (тоже эмигрант) со своим помощником Эвереттом в 1950 г. обстоятельно проверил расчеты Теллера и обнаружил, что предложенная концепция ошибочна. Американским специалистам стало ясно: схема водородной бомбы Теллера неработоспособна, а выбранный путь тупиковый. Соответственно, все полученные нашими разведчиками данные о работе в USA по водородной бомбе оказались бесполезными и для нас.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.