ВВП говорит, что лихие 90 кончились. А у нас рейдерский захват единственного завода по сжижению гелия

Крупнейший в Рф гелиевый завод в Оренбурге стал ареной схватки между рейдерской компанией «Магма» и акционерами-управленцами. И было бы это совершенно винтажное, в духе 90-х, действо, если бы не актуальная для сегодняшнего бизнес-поля деталь: за «Магмой» маячат интересы «Газпрома(Ртс:gazp)».
Вокруг активов холдинга «Гелиймаш» уже почти г. следует корпоративная война. Боевые действия проходят в забытом почти стиле рейдерских войн 90-х. Вадим Удут, директор входящего в холдинг оренбургского гелиевого завода «Криор», лишен пропуска на родное предприятие. Он обзывает нового владельца контрольного пакета холдинга, компанию «Магма», рейдером. «Магма» обзывает рейдером Удута. Стороны предъявляют друг другу обвинения в крупных и мелких хищениях: «Магма» в ходе поглощения якобы сломала забор в филиале «Гелиймаша» в Находке и вывела средства со счетов, а Удут продал собственной жене установку по сжижению гелия.

Объект корпоративной войны тоже в стиле 90-х, то есть масштабный, не чета нынешним ларькам, за которые бьются измельчавшие рейдеры. Основной производственный актив «Гелиймаша» «Криор» — единственный в Рф и крупнейший в Евразии производитель жидкого гелия, который используется не только для надувания шариков, но и в оборонной, медицинской отраслях, в науке. А еще лучше не производственные активы, а земли и здания в Москве. Особенно хороши два участка недалеко от Москвы-реки: 5 га в Лужниках и 7 га в районе станции метро «Автозаводская».

Вскормленные «Газпромом«

 

Генетически «Гелиймаш» и «Криор» были всегда связаны с «Газпромом». Собственно, «Криор» и находится на территории оренбургского гелиевого завода «Газпрома(Ртс:gazp)». «Газпром(Ртс:gazp)» производит газообразный , «Криор» сжижает его и продает. Создали «Криор» выходцы из «Газпрома(Ртс:gazp)». В начале перестройки пятеро заслуженных сотрудников оренбургского «Газпрома(Ртс:gazp)» — Михаил Герасименко, Александр Шахов, Николай Савилов, Анатолий Вшивцев и Иван Сергеев — решили создать собственное предприятие по сжижению гелия. «Тогда в Санкт-Петербурге сделали 1-ый томограф,— вспоминает оставшийся в акционерах «Гелиймаша» Михаил Герасименко.— И фирма British Oxygen поставляла для него жидкий по $15 за литр. По тем временам это было очень дорого. У нас же была куча никому не нужного гелия, но мы его не могли сжижать».

Энтузиасты взяли кредиты, выкупили газпромовскую же установку по сжижению гелия и начали производство, сбывая продукцию British Oxygen. Заработав деньги, выкупили у банка «Русский мир» акции предприятия «Гелиймаш» — производителя нужного им оборудования и владельца конструкторского бюро. На должность гендиректора «Гелиймаша» пригласили молодого специалиста Вадима Удута. Газообразный получали от «Газпрома(Ртс:gazp)». Вскоре «Гелиймаш» стал процветать. Помимо собственно сжиженного гелия он производил разжижители гелия, азота, метана, водорода, воздухоразделительные установки. Оборудование компании появилось во многих городах Рф и СНГ. Поставки жидкого гелия наладили в Великобританию, Бельгию и Германию, а с началом строительства адронного коллайдера добились, чтобы 50% жидкого гелия в Церне было оренбургским. «По сути, на всю Евразию есть только два таких производства — в польском Довляново и в Оренбурге»,— говорит Герасименко.

Корея раздора

 

Интерес «Газпрома(Ртс:gazp)» к тому, что происходит на его территории в Оренбурге, рос пропорционально успехам «Криора». Чем выше становился спрос на продукцию «Криора», тем явственней чувствовали основатели предприятия желание газовой монополии выйти с их помощью на этот рынок. Источники «Денег» утверждают, что существовала даже официальная переписка между господином Миллером и топ-менеджерами компании о необходимости подчинить себе деятельность «Криора».

«Мне кажется, все началось с этого нашего помпезного открытия восточного направления,— говорит Герасименко.— В начале 2011 года сжиженный впервые отправили в Южную Корею, и «Газпром(Ртс:gazp)» взбесило, что следовали туда в том числе контейнеры «Криора». Вроде как мы газ добываем, а «Криор» торгует». По словам Герасименко, для «Газпрома(Ртс:gazp)» это стало делом престижа.

Но интерес к расширению своего присутствия на гелиевом рынке «Газпром(Ртс:gazp)» проявлял задолго до того. Его представители не раз заявляли о желании расширить процесс переработки гелия. Ведь стоит в десять раз дороже природного газа (метана) и используется в самых высокотехнологичных отраслях. Эксперты считают, что к 2030 году потребление гелия будет составлять 250 млн куб. м в г.. А у «Газпрома(Ртс:gazp)» нет мощностей по сжижению гелия и инфраструктуры для его транспортировки.

Первые признаки конфликта проявились далеко от Оренбурга — в Восточной Сибири, на знаменитом Ковыктинском месторождении. В ковыктинском газе довольно высокое содержание гелия, и в 2006 году «Криор» организовал там вместе с Саянским полимерным заводом совместное предприятие, вложив в него 15 млн руб. Лицензией на разработку месторождения владеет компания «Русиа Петролеум», и, пока она принадлежала компаниям «ТНК BP» и «Интеррос», «Газпром(Ртс:gazp)» ставил палки в колеса разработке Ковыкты, используя именно «гелиевый тезис»: якобы вопрос производства гелия на месторождении не решен, а потому разработку нужно отложить до 2015 года. Однако в 2011-м контроль над «Русиа Петролеум» перешел к «Газпрому(Ртс:gazp)», и как будто перестал компанию волновать. Сейчас деятельность СП заморожена.

А вот в открытую фазу конфликт перешел только 2011-м. В апреле прошлого г. «Газпром(Ртс:gazp)» резко увеличил для «Криора» отпускную цену на сырье (с 46 до 87 руб. за куб. м). Затем предложил перейти на давальческую схему работы: «Газпром(Ртс:gazp)» оплачивает цена переработки, но становится владельцем не только сырья, но и финальной продукции. Последовал отказ. Мало того, «Криор» пожаловался Федеральной антимонопольной службе и неожиданно преуспел: «Газпром(Ртс:gazp)» оштрафовали на 12 млн руб. Но это не удержало монополиста от дальнейшего повышения цен на сырье (сейчас она составляет около 105 руб. за кубометр). А вскоре появилась «Магма».

Сами пришли

 

«Магма» была создана сотрудниками известной рейдерской компании «Росбилдинг», прекратившей свое существование в 2007 году,— Владимиром Курбатовым и Любовью Комоновой (в «Росбилдинге» работала юристом). Сегодня «Магма», пожалуй, осталась единственным выходцем из «Росбилдинга», сохранившим приверженность старому доброму делу слияний и поглощений и боевой дух 90-х. На сайте компании, впрочем, отмечено, что «Магма» «стремится достичь компромисса в любых ситуациях, даже когда это кажется невозможным».

Каким образом был достигнут компромисс с бывшими акционерами «Гелиймаша» (Александр Шахов, Николай Савилов, Анатолий Вшивцев и Иван Сергеев — все они давно уже на пенсии), доподлинно неизвестно. «Магма» утверждает, что они сами пришли. Как бы то ни было, в середине прошлого г. четыре акционера компании продали «Магме» свои акции, расколов некогда сплоченную шестерку владельцев: Удут и Герасименко остались с новыми собственниками один на один, причем в качестве миноритариев. А ЗАО «Эверест инвестментс корп.», зарегистрированная на Сейшельских Островах структура «Магмы», владеет контрольными пакетами акций в трех фирмах, владеющих контрольным пакетом «Гелиймаша». Сумма сделки не раскрывается, однако, по неофициальным данным, каждому из четверых продавцов заплатили по 42 млн руб. ($1,4 млн) — это немного, поскольку весь «Гелиймаш» оценивается в $45-50 млн.

Новоявленные миноритарии, правда, не теряют надежды по суду вернуть в бизнес бывших партнеров-беглецов. Дело в том, что «Магма» выкупила доли акционеров в ЗАО, а сделать это без ведома других владельцев невозможно. Предварительное слушание по этому делу уже прошло в арбитражном суде Москвы. Не имея твердой веры в судебную перспективу, акционеры сожалеют о прошлых ошибках, приведших к разрыву. «Дурак я,— сообщил Герасименко после некоторого раздумья.— И Вадим Николаевич дурак. В 2010 году мы настояли с Удутом, чтобы 150 млн дополнительной прибыли не отдавать на дивиденды, а пустить в развитие в Находку, на станцию технических газов. А дивиденды ведь и так уже низкие были после того, как «Газпром(Ртс:gazp)» тарифы повысил. Вот ребята и обиделись. Нужно было разделить все и отдать».

«Магма» не отрицает, что московские активы «Гелиймаша» ей крайне интересны. «Мы давно работаем с московской недвижимостью и знаем их активы»,— объяснила Любовь Комонова. Менее уверенно она говорит о производственной части: «Нам интересен бизнес по производству гелия. Но кто и что будет развивать, решится по окончании конфронтации».

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.