Совершенствование горного законодательства России и механизма его реализации

Е.И. Панфилов, профессор, д.т.н., ведущий научи, сотр. УРАН ИПКОН Р.А.Н., руководитель рабочей группы Отделения наук о Земле Р.А.Н. по правовым проблемам изучения, освоения и использования ресурсов недр

Вместо введения

Многие из докладываемых положений специалистам известны, но я постарался предоставить их в обобщенном виде. Наблюдается практика, когда прирост запасов достигается за счет их переоценки (о чем свидетельствуют данные, взятые из Госдоклада, 2007), или посредством постановки на баланс ранее списанных запасов. Но это не открытие новых месторождений, а простое продление срока службы горного предприятия.

Как видно из рис. 1, наибольшая часть прироста запасов достигнута их переоценкой.

Вместе с тем, следует отметить, что проблема воспроизводства минерально-сырьевой базы (ВМСБ) продолжает оставаться исключительно актуальной. Нами по материалам Госдоклада проанализированы результаты фактического прироста запасов и их добычи за 10 лет, с 1997 по 2007 гг. Они наглядно показывают, что превышение добычи над приростом запасов (даже за счет их переоценки) наблюдается по большинству полезных ископаемых, причем в значительных размерах, достигающих, например, по никелю 280%, олову 383%, цинку 630%, вольфраму почти 900%, а по бокситам — более 1300%.

О современном состоянии нормативно-правовой базы в недропользовании

Существующее горное законодательство, вследствие отсутствия стратегии и генерального плана своего развития, является наглядным примером так называемого «заплаточного» законодательного акта.

Действующий в качестве базового (не кодифицированного) ФЗ «О недрах», по общему мнению специалистов, ученых, бизнесменов и даже представителей органов государственной власти, не отвечает условиям современной экономики. Твердо проводимый МНР курс дальнейшего развития горного законодательства только путем внесения поправок (число которых приближается к двум десяткам) в ФЗ «О недрах» следует признать очень спорным, т.к. поправки по определению не меняют идейную сущность самого закона, в т.ч. касающиеся упорядочения системы управления горным производством. Поправки готовятся в министерстве, как правило, весьма ограниченным кругом лиц, имеющих смутное представление о горном деле, и еще более узким — в Государственной Думе, без обсуждения с экспертами и горнотехнической общественностью. Обычно они проходят упрощенную и ускоренную процедуру рассмотрения в Государственной Думе. В результате наблюдаются случаи, когда поправки принимаются с существенными ошибками, требующими исправления и чреваты негативными последствиями. Такие поправки и их недостатки рассмотрены на примерах 1 и 2.

Следует подчеркнуть, что поправка, касающаяся утверждения технических проектов на разработку месторождений полезных ископаемых, предусматривает предварительное их согласование с федеральным органом управления государственным фондом недр, который создает комиссию, состоящую только из представителей исполнительных органов власти, а порядок подготовки, согласования и утверждения проектов устанавливается Правительством РФ.

Замечания и возможные последствия этой поправки приведены ниже. А давно ожидаемого недропользователями Постановления Правительства нет уже более г.! Резюме: требуется поправка поправки!

В поправке 4 ст. 51 исключены имеющиеся в прежней редакции, пусть и не совсем удачно изложенные, нормы права по возможным источникам наносимого вреда. Ниже перечислены недостатки обсуждаемой редакции и возможные последствия ее применения. Резюме: требуется полная переработка поправки!

Следует отметить и другие недостатки, присущие ФЗ «О недрах». Так, в частности, касающейся ВМСБ, законом не предусмотрено обязательное участие государства в поисково-оценочных работах, причем масштабный поиск полезных ископаемых фактически не стимулируется. Действующее ныне положение о вознаграждении за открытие любого месторождения (без учета его ценности, величины и значимости выявленных запасов или ресурсов и других факторов) в размере 50 тыс. руб. невозможно считать серьезным материальным стимулом.

В результате процесса приватизации геологоразведочных организаций происходит свертывание их деятельности, перепрофилирование либо проведение разведки лишь по высоколиквидным видам минерального сырья.

Инвестиционные возможности проведения геологоразведочных и добычных работ сдерживаются введением платы за геологическую информацию о недрах независимо от ее вида — первичная, отчетная, обобщенная, справочная. Методы ее исчисления не определены и, естественно, не узаконены, хотя есть намерения. Установлены лишь размеры платы: минимальный (10 тыс. руб.) и максимальный — в сумме «затрат государственных средств на геологическое изучение недр, в результате которого получена данная информация».

Отсутствует ответственность государственных органов власти за предоставление недостоверной горно-геологической информации.

У органов исполнительной власти субъектов Федерации отсутствует экономическая заинтересованность в геологическом изучении недр региона, поскольку их полномочия по недропользованию не только урезаны, но по многим позициям изъяты, вследствие чего потенциально выгодные для районов и муниципальных образований мелкие и средние месторождения даже не разведываются. Получаемые доходы от использования богатств недр почти целиком поступают не в региональный, а в федеральный бюджет.

Да и можно ли говорить всерьез о соблюдении региональных интересов, в т.ч. нарушенного конституционного принципа 2-х ключей, если за время работы Государственной Думы последних пяти созывов из внесенных субъектами Федерации 1302 законопроектов одобрено только 56, т.е. чуть более 4%?!

Регионы не могут даже распоряжаться геологической информацией, полученной за счет своих средств (!). Вопрос законодательно не урегулирован.

До настоящего времени отсутствуют принципы, методики и порядок предоставления количественных и качественных параметров геологической информации с учетом методов ее получения. Нет узаконенной методики геолого-экономической и стоимостной оценок месторождений полезных ископаемых и участков недр по видам полезных ископаемых, основанной на горной ренте, что приводит к недостоверному определению их ценности (хотя в планах НИР МПР такая методика должна быть готова еще в 2005 году).

Законодательством не предусмотрено применение экономических санкций к недропользователям, нарушающим условия пользования недрами, в том числе санкций за преждевременную, умышленную консервацию месторождений полезных ископаемых. В нормах ФЗ «О недрах» отсутствуют меры по повышению экономической ответственности недропользователя за невыполнение инвестиционных обязательств и неэффективное использование предоставленных в пользование участков недр.

Законодательством не установлены требования к экономически эффективным технологиям добычи и обогащения полезных ископаемых, а также нормированию показателей их извлечения. Не предусмотрен также процедурно-процессуальный порядок обеспечения достоверного учета извлекаемых и оставляемых в недрах запасов основных и совместно с ними залегающих полезных ископаемых и попутных компонентов при разработке месторождений полезных ископаемых. В результате потери бюджета составляют порядка 20-25 миллиард. рублей.

Порядок получения права пользования недрами несовершенен и коррупциогенен.

Проиллюстрируем эти аспекты нижеследующими рисунками и диаграммами. Для упрощения изложения и прочтения материалов приняты следующие условные обозначения минерально-сырьевых ресурсов, объединенных в группы: жидкие и газообразные углеводороды — ЖГУ; уголь и сланцы -УГ; руды черных металлов — РЧМ; руды цветных металлов — РЦМ; рудное золото — РудЗ; россыпное золото — РосЗ; драгоценные металлы и камни -ДМ; горнорудное минеральное сырье -ГРМС; горно-химическое минеральное сырье — ГХМС; неметаллическое минеральное сырье — НМС; техногенные минеральные месторождения — ТМ.

Анализ представленных иллюстраций дает возможность отметить:

  • за 3 г. государство получило почти 150 миллиард. руб. от выплаты только разовых платежей;
  • средняя цена лицензии, выданной без указания стартового платежа (Сп), оказалась почти на 80% меньше, чем со стартовым платежом.

При этом было выдано лицензий без указания стартового платежа (Сп) более 35%.
Наиболее высокую цена имели единичные лицензии по жидким и газообразным углеводородам (ЖГУ) — 6160 млн.руб. и горнохимическому минеральному сырью (ГХМС)

- 3014 млн.руб.. Наименьшую цена — лицензии по техногенным месторождениям (ТМ) — 1 млн. руб. и россыпному золоту (РосЗ) — 2.7 млн. руб.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3 4

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.