Реакторы РБМК — принципиально опасны, осужденный на 10 лет бывший зам. гл. инженера ЧАЭС

    Эти строки принадлежат Анатолию Степановичу Дятлов ( вики ). Человеку , который во время Чернобыльской аварии 26 апреля 1986 г. получил дозу облучения как минимум 550 бэр и по приговору Верховного Суда С.С.С.Р признан одним из виновников аварии (осужден на 10 лет лишения свободы). Человеку который был Там  и смотрел Всё. Перед лицом смерти бессмысленно врать, именно поэтому его воспоминания особенно ценны. 

    Отрывки из книги Анатолия Степановича Дятлова  — «Чернобыль. Как это было»

     

    26 апреля 1986 г. в один час двадцать три минуты сорок секунд начальник смены блока №4 ЧАЭС Александр Акимов приказал заглушить реактор по окончании работ, проводимых перед остановом энергоблока на запланированный ремонт. Команда отдана в спокойной рабочей обстановке, система централизованного контроля не фиксирует ни одного аварийного или предупредительного сигнала об отклонении параметров реактора или обслуживающих систем. Оператор реактора Леонид Топтунов снял с кнопки А3 (аварийной защиты) колпачок, предохраняющий от случайного ошибочного нажатия, и нажал кнопку.

    По этому сигналу 187 стержней СУЗ реактора начали движение вниз, в активную зону. На мнемотабло загорелись лампочки подсветки, и пришли в движение стрелки указателей положения стержней. Александр Акимов, стоя вполоборота к пульту управления реактором, наблюдал это, увидел также, что «зайчики» индикаторов разбаланса автоматического регулятора «метнулись влево» (его выражение), как это и должно быть, что означало снижение мощности реактора, повернулся к панели безопасности, за которой наблюдал по проводимому эксперименту.
    Но дальше произошло то, чего не могла предсказать и самая безудержная фантазия. После небольшого снижения мощность реактора вдруг стала увеличиваться со все возрастающей скоростью, появились аварийные сигналы. Л. Топтунов крикнул об аварийном увеличении мощности. Но сделать что-либо было не в его силах. Все, что он мог, сделал — удерживал кнопку A3, стержни СУЗ следовали в активную зону. Никаких других средств в его распоряжении нет. Да и у всех других тоже. А. Акимов резко крикнул: «Глуши реактор!». Подскочил к пульту и обесточил электромагнитные муфты приводов стержней СУЗ. Действие верное, но бесполезное. Ведь логика СУЗ, то есть все ее элементы логических схем, сработала правильно, стержни следовали в зону. Теперь ясно — после нажатия кнопки A3 верных действий не было, средств спасения не было. Другая логика отказала!
    С коротким промежутком последовало два мощных взрыва. Стержни A3 прекратили движение, не пройдя и половины пути. Следовать им было больше некуда.
    В один час двадцать три минуты сорок семь секунд реактор разрушился в результате теплового взрыва, вызванного разгоном мощности на мгновенных нейтронах. Это крах, предельная катастрофа, которая может быть на энергетическом реакторе. Ее не осмысливали, к ней не готовились, никаких технических мероприятий по локализации на блоке и станции не предусмотрено ….


    Чернобыль
    … Чернобыльская А.Э.С расположена вблизи от р. Днепр на р. Припять. В 1986 г. — это крупный энергетический узел мощностью 4 млн. кВт. 1-Ый энергоблок запущен 26 сентября 1977г., последующие — в декабре 1978, 1981 и 1983 гг. соответственно. До 1986 г. на Чернобыльской А.Э.С была одна серьезная авария — разрыв технологического канала на первом блоке в 1982 г. Она привела к длительному ремонту и значительному облучению ремонтного персонала. В пределах нормы для работающих на станции. Был один случай загрязнения территории станции, нескольких десятков квадратных метров, дезактивирующим раствором после промывки первого контура из-за небольшой течи трубопровода. Поверхностный слой грунта сняли, захоронили. В целом на Чернобыльской станции инцидентов происходило меньше среднего количества по атомным станциям страны. Выработка электрической энергии в последнее перед аварией время составляла около 28 миллиард. кВт-ч в г., что лишь немного уступало Ленинградской А.Э.С. Но там был уже устоявшийся коллектив. У нас же постоянно шла передвижка персонала и приток новых людей. И в 1985-86 гг. часть опытных оперативных работников была передана на сооружаемый 5-ый блок.

    Надо сообщить, на Чернобыльской станции технические руководители среднего звена назначались из станционных работников, не со стороны. Все начальники смены блока, да и начальники смены цехов, отработали только на Чернобыльской станции не менее пяти лет. Это не какие-то сидячие начальники, а люди, непосредственно реализующие и контролирующие технологический процесс. После аварии весь оперативный персонал прошел переэкзаменовку, сами понимаете, с пристрастием и признан годным к работе. Сошлюсь здесь на доклад комиссии Госпроматомэнергонадзора от 4 января 1991 г.: «В трудах психологической отраслевой научно-исследовательской лаборатории «Прогноз» Минатомэнергопрома С.С.С.Р (были исследования и других — А.Д.) получены результаты анализа личностных и социально-психологических характеристик персонала ЧАЭС до и после аварии, которые показали, что личностные данные оперативного персонала ЧАЭС не имели таких отличий от данных персонала других станций, которые могли бы быть прямой причиной аварии. И в целом коллектив ЧАЭС в 1986г. характеризуется как достаточно ординарный, зрелый, сформировавшийся, состоящий из квалифицированных специалистов — на уровне, признанном в стране удовлетворительным. Коллектив был не лучше, но и не хуже других АЭС».
    И почему это обычные нормальные операторы вдруг допускают «крайне маловероятное сочетание нарушения порядка и режима эксплуатации»? Может сочетание в смене 26 апреля было каким-то особо выдающимся? Нет, обычная смена. Да и не слишком ли много «маловероятного»? Оно, конечно, было, и я об этом далее скажу

    26 апреля 1986 г. Злополучный день. Жизнь многих людей он разделил на до и после. Что уже говорить о моей жизни — глубокой пропастью разделилась на две вовсе несхожие части.
    Был практически здоровым и последние годы только по три-четыре дня провел на больничном листе — стал инвалидом. Был благонадежным законопослушным человеком — стал преступником. И, наконец, был свободным гражданином — стал гражданином осужденным.

    Не раз встречал в печати и по Чернобыльской А.Э.С, что из-за досрочной сдачи — низкое качество строительства и монтажа. Не знаю. Я приехал на станцию в сентябре 1973 г. На здании столовой — лозунг о пуске первого блока в 1975 г. Прошел срок — пятерку переписали на шестерку. Фактически 1-ый энергоблок ЧАЭС был запущен 26 сентября 1977 г. 2-Ой блок — в декабре 1978 г., но, надо полагать, срок его был сдвинут из-за задержки пуска первого. Также и два последующие блока. О досрочной сдаче говорить не приходится. Здесь вполне уместно сообщить. Монтаж на ЧАЭС по советским критериям выполнен хорошо. Несмотря на большое количество сварных соединений на трубопроводах первого контура, припоминаю только один треснувший шов на серьезном трубопроводе. И то надо, видимо, отнести на жесткость конструкции и поэтому неудовлетворительную компенсацию при температурных расширениях. К аварии 26 апреля монтаж и монтажники отношения не имеют.

    Больше всего неприятностей во время строительства доставляли Технические решения об изменениях проектных условий. Принимались они по разным причинам. После начала строительства Ленинградской А.Э.С с реакторами Р.Б.М.К. было принято постановление Правительства о строительстве таких же электрический станций — Курской и Чернобыльской. Не дожидаясь пуска и опытной эксплуатации реакторов Р.Б.М.К., их запустили в серию. Реактор Р.Б.М.К. нельзя назвать оборудованием, скорее сооружением. Основные металлоконструкции транспортировать по дорогам невозможно, они собираются и свариваются непосредственно на площадке станции из деталей заводского изготовления. Для крупных изделий десять и более комплектов — уже серия, а мелкие изделия как для самого реактора, так и вспомогательные, попали в разряд нестандартного оборудования. А это опоры и подвески для трубных коммуникаций самого реактора и оборудование транспортной технологии, предназначенное для перемещения по зданию топлива и радиоактивных изделий, сборки топливных кассет, загрузки и выгрузки из реактора и т.д. Все оборудование должно быть выполнено на хорошем техническом уровне. Для обращения с отработанным топливом, крайне радиоактивным, теперь объяснять это не нужно.

    Еще записи на эту же тему:



    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.