Проблема субабонентов глазами юриста

Проблема отношений между собой потребителей, к чьим энергоустановкам присоединен другой потребитель (субабонент), долго оставалась вне интересов законодателя. В некоторых сферах снабжения энергетическими и коммунальными ресурсами в таком состоянии она и находится.

Примером обратного является регулирование отношений Потребитель-Потребитель в электроэнергетике, которое, пусть не идеально, но помогает разрешить некоторые вопросы этих отношений.

Для начала ответа на поставленный в заглавии вопрос необходимо определить, а какие отрицательные моменты для основного потребителя несет в себе субабонент. Это, во-первых, зависимость от платежной дисциплины последнего, как следствие — кассовые разрывы по платежам за потребленную энергию, невозможность взимать с него плату за содержание либо пользование энергообъектом, к которому субабонент присоединен, отсутствие четкого порядка введения ограничения потребления субабонента и т.д.

Естественно, первое желание, которое приходит в голову основному потребителю — раз невыгодно, значит, отключу. Однако это желание ограничено положениями антимонопольного законодательства, ответственность за нарушение которого имеет тенденцию к ужесточению, апогеем ее, разумеется, является ст. 178 УК РФ.

Конкретно ограничение сформулировано в п. 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, а именно: «Собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это оплату».

Ограничить своего субабонента можно только в случае, если он либо является бездоговорным потребителем, либо нарушает свои обязанности по срокам оплаты по договору с самим потребителем или поставщиком энергии. Однако, естественно, встает вопрос о природе такого договора основного потребителя с субабонентом. Интересную позицию, толкуя п. 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, выработал Научно-консультационный совет при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, согласно которой между абонентом продавца электрической энергии и субабонентом отношения по купле-продаже электрической энергии не возникают. Потребитель, энергопринимающее устройство которого опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации, приобретает электрическую энергию непосредственно у энергосбытовой организации или гарантирующего поставщика. При потреблении субабонентом электрической энергии, приобретенной абонентом, взыскание стоимости электрической энергии производится по правилам о неосновательном обогащении (гл. 60 Гражданского кодекса), если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Несмотря на определенную недосказанность, внутреннюю противоречивость и системную несогласованность с иными нормативно-правовыми актами, регулирующими отношения в электроэнергетике, данную рекомендацию, скорее всего, суды будут использовать на практике. Если следовать ей, то необходимо понять, в чем же суть отношений по оплате основному потребителю объема энергии, которую потребил субабонент.

Последний для потребления энергии должен урегулировать отношения по ее купле-продаже и передаче, однако за него это делает основной потребитель, причем от своего именин и за свой счет. Логично предположить, что основной потребитель выступает неким агентом субабонента. Единственным возражением для отождествления данных отношений с агентскими является то, что часто в договорах на пользование энергией или возмещения затрат, как часто их называют на практике, как такового задания агенту купить энергию не устанавливается. Также в данной схеме существует проблема в силу того, что согласно тому же запрету взимать деньги за переток, агентское вознаграждение, которое с логической необходимостью должен получить основной потребитель, будет воспринято антимонопольным органом как нарушение запрета, а регулирующим — как нарушение порядка ценообразования.

Таким образом, агентская схема вряд ли соответствует существу соглашений основного потребителя и субабонета.
Определить данный договор как непоименованный, конечно, есть не что иное, как уклонение от определения его природы, однако для целей настоящей статьи этого вполне достаточно, главное, чтобы в нем был прописан срок оплаты и ответственность за его нарушение в виде ограничения. Ведь согласно пп. «а» п. 161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики, основание для введения ограничения режима потребления — неисполнение или ненадлежащее исполнение потребителем обязательств по оплате электрической энергии и услуг, оказание которых является неотъемлемой частью процесса снабжения электрической энергией потребителей, в том числе по предварительной оплате, если такое условие предусмотрено соответствующим договором с потребителем. Причем не указывается, по каким договорам конкретно. То есть, одним из способов решить проблемы с кассовыми разрывами должно стать договорное оформление отношений с учетом вышесказанного.

Однако, если субабонент отказывается урегулировать отношения на условиях основного потребителя, который (как это складывается в большинстве случаев, просто выставляет субабоненту счет (счет-фактуру), оплачиваемую последним), от ответа по поводу природы данных отношений не уйти.

Если считать, что между ними сложились так называемые «фактические договорные отношения», концепция которых в последнее время довольно активно внедряется в судебную практику1, хотя, представляется, делается это весьма непоследовательно и фрагментарно, то надо определить, какие фактические договорные конструкции этому соответствуют.

Если это не отношения по купле-продаже электрической энергии, значит либо это отношения по договору энергоснабжения, либо соглашение по возврату (компенсации) неосновательного обогащения.

В первом случае, так как данные отношения не урегулированы специальными нормативными актами, следует согласно п. 4 ст. 529 ГК РФ руководствоваться ст. 546 ГК РФ, позволяющей расторгать договор только за неоднократное нарушение сроков оплаты, что делает решение проблемы с кассовым разрывом нерешаемой в принципе, если только не допустить аналогии о календарном месяце как расчетном периоде. В этом случае неплатежи за 2 месяца дадут основания прекратить эти фактические договорные отношения.

Однако против такой квалификации отношений может свидетельствовать запрет на совмещение деятельности по купле-продаже электрической энергии и владению энергооборудованием, к которому присоединены иные потребители, сформированный в ст. 6 ФЗ «Об особенностях функционирования электрической энергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Рф и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Рф в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике». Против данной квалификации свидетельствует и вышеприведенная позиция Научно-консультационного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, которая, не признавая квалификации отношений как купли-продажи, выводит их из-под определения договора энергоснабжения, данного в п. 6 Правилах функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики, согласно которого по договору энергоснабжения поставщик обязуется осуществлять продажу электрической энергии.

Во втором варианте квалификации отношений, само существование соглашения о возврате неосновательного обогащения не только сомнительно, но и бесполезно для субабонета, учитывая, что в силу пп. «в» п. 161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики ограничение потребления энергии допустимо в случае выявления фактов бездоговорного потребления электрической энергии, а именно: потребления в отсутствие заключенного в установленном порядке договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии).

То есть, существование иных первичных договорных конструкций, опосредствующих потребление энергии, Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики не признают. Таким образом, формально, какой бы договор ни лег в основу отношений между основным потребителем и субабонетом, последний всегда будет бездоговорным потребителем.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.