Правда Хакасии: Честный взгляд на состояние ПЛОТИНЫ СШ ГЭС

Речь в этой статье пойдёт именно о плотине Саяно-Шушенской ГЭС. Причём я не собираюсь чего-нибудь прославлять, либо «мазать грязью», просто ознакомить широкого читателя с некоторыми сведениями, хорошо известными в узких кругах специалистов.

Среди угрожающих ей опасностей постараюсь не касаться тем тектонического разлома, разрушительной роли «воронки проседания» и землетрясения невероятной силы. По причине отсутствия достоверных данных, либо — незначительных величин, выраженных в миллиметрах, либо маловероятности, также и потому, что собираюсь ограничиться серией статей, а не писать большую толстую книгу. Одной статьёй обойтись невозможно, так как исходные материалы слишком обширны. Заранее попрошу моих многочисленных оппонентов успокоится в том смысле, что я не собираюсь искать дешёвой сенсации, либо организовать «заговор против Рф». Также — не искать «шпионов и предателей» в рядах действующих работников ГЭС.

Речь пойдёт о состоянии плотины, немного — о произошедшей аварии, также о перспективах наших с вами на дальнейшую спокойную жизнь. Говоря об этом, некий чиновник нас полностью успокоил, сказав в частности, что «впереди светлое будущее». К сему он же добавил, что «плотина набирает прочность семьдесят пять лет, а сейчас она в младенческом возрасте, набирает свою силу». В общем, он вроде не только осветил тему, но заодно как бы и закрыл. В том смысле, что вопрос в общем исчерпан и нечего больше толочь воду в ступе. Некоторые восхитились этим ответом. С позволения читателя, я детально остановлюсь на приведённых высказываниях, только сделаю это немного позже.

Начну же с того, что говорилось раньше, после установления причин аварии уполномоченными на то лицами. Вначале всех успокоил руководитель Ростехнадзора, заявив, что хотя плотина находится в пограничной зоне, пока рисков нет. Потом было заявлено, что ни о каких рисках не может идти и речи, так как плотина имеет двадцатипроцентный запас прочности и вполне готова выдержать землетрясение в восемь баллов. А об авторах известного открытого обращения к Медведеву и Путину было сказано достаточно нелицеприятного. Хорошо, что их не обвинили в святотатстве, хотя они и покусились на самое святое – прибыли компании «РусГидро». В частности, пресс секретарь названной компании Е.Вишнякова заявила, что «эти обращения из бредовых становятся преступными», «слухи о плачевном состоянии плотины распускаются в политических целях».

А пресс-секретарь «Ростехнадзора» заявила, что «авария касалась машинного зала, а не тела плотины». Вот это последнее утверждение мы и обсудим в первую очередь. Заодно и вспомним «паникёров», спешно покинувших город при происшествии «ничем им не угрожавшим», также и сотрудников станции, спешно бежавших в сторону ОткрытымРУ, чтобы потом подняться вверх по логу. Ведь они-то всё видели своими глазами, и уж «точно знали», что плотина не упадёт, а кратковременный подъём воды можно спокойно переждать на верхнем этаже административного корпуса. Ну, кому как не им «этого не знать»!

Здесь я отвлекусь от абстрактных рассуждений о знаниях и обращусь к интервью, данному журналу «Эксперт» членом комиссии по расследованию аварии Юрием Кирилловичем Петренко – одним из самых авторитетных людей в области электрической энергетики, и ведущих специалистов по гидротурбинам. Так вот в своём пространном интервью, которое я, конечно, не могу привести полностью, крупнейший специалист, кроме прочего утверждает, что «при тридцати процентах пульсации потока в водоводе, там всё вместе с плотиной должно было шататься». Заметьте, он не говорит, что такая пульсация невозможна. Всё зависит от культуры эксплуатации.

Причём тридцатипроцентная пульсация опасна при нормальных расходах, когда при срыве крышки расход увеличился во много раз, для раскачивания плотины могло хватить гораздо меньших %. Причём круговое движение сорванного с опор гидроагрегата создавало вполне реальные условия для возникновения пульсации. И то, что плотина не раскачалась и не упала, не значит, что в её бетонном теле это не оставило никаких следов. Хотя, впрочем, когда-нибудь возможно скажут: «Никто не виноват, просто бетон устал».

Рассуждая о причинах свинчивания гаек крышки турбинной камеры, Петренко говорит, что для самопроизвольного отвинчивания гаек вибрация должна была повыситься до десятков и сотен герц, а «вибрации частотой двести – триста герц могут привести к гидроакустическому резонансу с водоводом, который может раскачать всю плотину». В общем, работа комплекса «плотина – турбина» не такое уж простое дело, как может показаться людям посторонним, и именно поэтому опытные сотрудники остерегаются резко перекрывать водовод. И кто знает, какое бы влияние оказала работа ГА в режиме разрушения на саму плотину, если бы команда Багаутдинова не успела остановить процесс. Так что бегство граждан на возвышенности возможно было вовсе не глупым, так же и по причинам, которые я назову позднее.

Тезис о «распускании слухов в политических целях», с позволения читателя я оставлю «на десерт» и перейду непосредственно к «слухам о плачевном состоянии плотины».

А точнее, займусь не слухами, а конкретными техническими отчётами, составленными в 1996 уполномоченной на то группой лиц, в результате обследования Саяно-Шушенской ГЭС, по заданию РАО_ЕЭС. В том числе В.И. Брызгаловым, К.К.Кузьминым, Л.А.Гордоном. Отчёты довольно пространны, и мне придётся привести их лишь в кратком изложении. Хотя не обойтись без ряда цитат и маленьких комментариев к ним.

«Проектирование, строительство и эксплуатация таких высоких плотин, как Саяно-Шушенская, связаны с решением задач, которые сегодня ещё далеко не полностью ясны мировой науке и практике. Уже не говоря о том, что авторы конкретного проекта тем более не знали очень многого о создаваемой ими плотине».

То есть Кузьмин считает проектирование в то время подобного сооружения вообще блужданием во мраке, причём авторов конкретного проекта он отмечает особо.

«Плотина по своей смелости значительно обогнала реальные возможности её расчётного обоснования».

Как тут не вспомнить, что людская похвала хуже проклятия. Смелость-то была, а вот реального расчётного обоснования для проектирования плотины ещё не существовало…

«Плотина опередила эволюционный процесс развития расчётных моделей схем производства работ такого масштаба и типа конструкций».

То есть этого самого развития было вполне достаточно, но лишь для плотины вдвое меньшей высоты.

«Проектная организация не смогла предвидеть размеры растянутой зоны бетона и основания, поэтому никаких мероприятий по предотвращению явлений такого масштаба (образования трещин) не было предусмотрено».

«Расчёты по обоснованию техпроекта плотины производились в предположении о мгновенном её возведении и загружении».

Сказано достаточно резко, поэтому на этой цитате необходимо остановиться особо. Хотя у неё два автора — Гордон и Брызгалов, полагаю ни один из них именно этой фразы в проекте плотины не встречал, и сведения такого порядка получены ими аналитически. Скорее всего – это эхо дискуссии между Ленгидропроектом и строителями, в которой проектировщики во всём обвиняют строителей, строители – проектировщиков. Поскольку участники комиссии имеют более строительные корни, то и представляют они в основном строительную точку зрения, а голос Ленгидропроекта, в силу его тогдашнего упадка, донесён в виде далёкого, почти неслышного писка. Вкратце – он считает, что все неприятности с плотиной вызваны нарушениями технологии строительства.

В частности, когда его упрекают в том, что в проекте не было предусмотрено загружение плотины до окончания строительства, Лен.Гидропроект может легко ответить, что не надо делать того, что не предусмотрено проектом. В том смысле, что перед тем, как «грузить» плотину, надо было прочитать проект и надо было понять прочитанное. Нельзя не отметить, что, к сожалению, обе стороны правы, то есть и те и другие внесли свою лепту в нынешнее состояние плотины.

Теперь – поподробнее о проекте. Расчёт плотины такого размера не очень простое и быстрое дело, а во время её активного проектирования Ленгидропроектом (начало семидесятых) возможности вычислительной техники были достаточно ограничены. На предварительной стадии разработки был выбран один из восьми альтернативных проектов, но и он оказался достаточно небезупречен. Стремление к дешевизне победило соображения безопасности.

Когда известному гидростроителю А.Е. Бочкину был представлен аналогичный «по смелости» проект Красноярской ГЭС, он отказался претворять его в жизнь и принял весьма радикальные меры для его пересмотра. Так как счёл, что опасность, создаваемая такой «смелостью» для Красноярска и прочих селений, совершенна недопустима. Бочкин добился пересмотра проекта, и стоит плотина Красноярской ГЭС простая и «несмелая», и спокойно простоит не менее ста лет, если не возникнет каких-либо совершенно чрезвычайных ситуаций.

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2 3 4 5 6

Один комментарий к “Правда Хакасии: Честный взгляд на состояние ПЛОТИНЫ СШ ГЭС”

  • Аноним | 22 Февраль, 2010, 12:30

    Владимир Иннокентьевич | 21 Февраль, 2010, 11:06

    Смотри статью http://www.plotina.net/sshges-kornilaev/#more-180… . Эта статья, очевидно, написана с помощью осведомленного и технически грамотного человека. Интересно будет сравнить ее выводы с выводами экспертной комиссии по оценке системы «плотина-основание» Саяно-Шушенской ГЭС, созданной РусГидро http://www.plotina.net/sshges-plotina-commission/… и с выводами, изложенными в Акте преддекларационного обследования гидротехнических сооружений Саяно-Шушенской ГЭС и Майнского гидроузла от 14-19 сентября 2009 – http://www.rushydro.ru/file/main/global/press/new

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.