Ответ СШ ГидроЭС на статью «Рубить плотину !» (от плотины.нет)

В целом статья непрофессиональная, имеет тенденциозный характер. Понятно, что автор, не располагая необходимой для анализа информацией, развивает свои умозаключения по наихудшему сценарию, что, в общем, уже привычно. Необходимо опровержение и таким мнениям, учитывая возможный общественный резонанс.

Цифры, с которых начинается статья, неверны. Точные измерения высоты наледей показали, их высота 22 метра максимум, а не тридцать. Второе, наледь представляет собой стену причудливой формы, которую не видно «со стороны». Вертикальная стена достаточно тонкая, неоднородная, имеет посадки, размывы, и при первом же потеплении (16 января) в ней образовался сплошной проран. Аналогично, при повышении температуры воздуха начинает сходить наледь с бычков водяного сброса.

При наступлении первых оттепелей в феврале-марте водный сброс очистится ото льда. Возможно, отдельные части льдообразований на эстакаде смогут держаться дольше, но они при этом никак не помешают работе водяного сброса с повышенным расходом при необходимости.

Второе – попытка впечатлить читателя весом наледей. Даже и гипотетические 300 тыс. тонн, пригружающие плотину, не опасны совершенно. При полном водохранилище совокупное усилие от давления воды составляет порядка 16,5 млн.тонн, а, к примеру, при сработке наполовину (до отметки 520м) усилие снижается до 13,5 млн.тонн. И тогда, что для данного сооружения, облегченно «расправившего плечи», какие-то 0,3 млн. тонн (нагрузки по вертикали)?

Первый вывод автора, что эстакада уже повреждена, и, следовательно, разрушенный колодец невозможно ремонтировать с применением подъемного крана – неверен. Несущие конструкции эстакады, по расчетам, смогут выдержать, как минимум, сплошной массив льда во всю ширину эстакады (20м) высотой 25 метров. Даже если в последующий морозный период массив нарастет до потери прочности эстакады, повреждению подвергнутся несущие балки, расположенные под автодорожной частью. Подкрановые пути на настоящий момент практически все не нагружены, свободны ото льда. По состоянию на 19 января, видимая часть конструкций эстакады не повреждена. Как и покрытие дна водобойного колодца, которое по показаниям установленной аппаратуры, в исходном состоянии. Следовательно, критичность ситуации преувеличена.

Оценка целесообразности применения бишофита так же сделана автором безосновательно. Бишофит работает на пере раздельного устоя, на крыше машзала, он просто не применяется внутри водобойного колодца.

Категорическое утверждение автора, что из-за обледенения утрачен контроль за состоянием сооружения, не более чем нагнетание страстей. Судя по всем количественным и качественным параметрам, оцениваемым два раза в месяц Службой мониторинга ГТС, сооружение находится в исправном состоянии.

Попытка же рассуждать о цвете льда и напылении частиц разрушенного бетона – просто неудачные «мысли вслух». Точно также неудачны рассуждения о том, что лед «вполне может стекать вниз через пазы водяного сброса, выполняя, таким образом, роль своеобразной задвижки». Видел бы автор, как поток воды, стекающей по лоткам, режет «ровно, под корень» стальные детали, ненароком оставленные строителями на пути этого скоростного потока.

Главная мысль публикации – сооружение (и ГидроЭС в целом) обречены, летний паводок, если не первый, то второй, уничтожат сооружение, и есть опасность прорыва напорного фронта. И вывод – необходима ликвидация гидрологического узла. Сама идея обезопасить население ниже по течению реки, ликвидировав плотину и соответственно водохранилище СШГЭС при «прогнозируемом порядка 28-29 тыс.м3/с» паводке идет вразрез с практикой защиты от наводнений с помощью регулирования стока рек большими водохранилищами. Не зарегулированная река в пик паводка смоет население Саяногорска, Абакана и далее, как это происходило на р.Лена.

Ликвидация гидрологического узла, по мнению автора, неизбежна из-за «практически неуправляемого состояния плотины», а также из-за разрушения водяного сброса, восстановить который будет невозможно. По поводу неуправляемого состояния: все действия эксплуатационников на сегодняшний день полностью соответствуют ситуации и намеченным планам работы в зимний период. Нет никаких фактов неуправляемости объекта. Гидромеханическое оборудование исправно, расход в нижний бьеф плановый, МГЭС вырабатывает электроэнергию двумя агрегатами. Парение в водобойном колодце, как и ожидалось, способствует образованию наледей, но на низовой грани они не опасны, в колодце пока ничего страшного не происходит, а наледь на эстакаде не достигла критических размеров. Разрушение эстакады, даже если оно произойдет, никак не скажется на общей устойчивости сооружения. Единственное место, где ледовый покров представляет угрозу – крыша машзала, тщательно очищается.

Восстановление водяного сброса, который пока цел, не представляет собой не решаемую задачу. Из всего водосбросного тракта реально пострадать от обрушения эстакады может только водобойный колодец, который уже два раза ремонтировали, и нет никаких причин считать, что не справимся еще раз. Более того, есть расчеты, которые показывают, что образовавшаяся яма размыва после полной утраты колодца не повлияет на устойчивость плотины. Ведь колодец – это отдельно стоящее сооружение, расположенное ниже по течению реки от плотины. Плотина не упирается в его элементы.

На сегодняшний день нет ни одной цифры, свидетельствующей об ухудшении состояния плотины Саяно-Шушенской ГидроЭС. Делать глубоко идущие выводы на основании одной фотографии некорректно, а с учетом попытки вызвать общественный резонанс — аморально.

Начальник СМ ГТС Саяно-Шушенской ГидроЭС
Стефаненко Н.И.

Ведущие инженеры СМ ГТС Саяно-Шушенской ГидроЭС
к.т.н. Александров Ю.Н., к.т.н. Затеева Е.Ю.

Еще записи на эту же тему:



Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.