Очерк по материалам суда над работниками ЧАЭС 7.07 – 29.07.1987 - Часть 6

Брюханов — Нет.

Защитник Брюханова — Подготовка к проектным авариям могла помочь персоналу в этой аварии?

Брюханов - Могла.

Защитник Брюханова — По плану «Мероприятий по защите персонала и населения» было расписано, кому что делать, сколько персонала оставить, куда эвакуировать членов семей?

Брюханов — Да, все было подробно расписано.

Защитник Брюханова — Значит не надо было детализировать задания руководителям подразделений?

Брюханов — Я считаю, что не надо было.

Защитник Брюханова — По радиационной обстановке. Вы имели полную объективную картину по сведениям, даваемым Вам специалистами?

Брюханов - Да. Я считаю, что мне все давали. По телефону и по схемам, характерные точки. Были и рукописные бумаги, записки с рисунками, мощностями доз.

Защитник Брюханова — Когда подключились военные и гражданская оборона? Какую информацию от них Вы имели?

Брюханов — Точно не помню, где-то в середине дня они появились, но информации от них я не имел.

Защитник Брюханова — Достаточно ли сведений Вы имели, чтобы ввести в действие план мероприятий?

Брюханов - Да. Я считаю, что полученные сведения мне это позволяли.

Защитник Брюханова — Сведения, направленные в обком, были объективны?

Брюханов - На то время были известны и более высокие уровни, но я записку невнимательно прочел и не уточнил.

Защитник Фомина — Принимал ли Фомин участие в подготовке этой справки?

Брюханов - Нет.

Защитник Фомина — Почему Вы указали его в исполнителях?

Брюханов — Я уже говорил, как это произошло.

Защитник Фомина — Начальник первого  отдела Ракитин сообщил, что Вы ему однозначно приказали — ставь фамилию Фомина.

Брюханов молчит.

Защитник Фомина — Когда Вы встретились с Фомином?

Брюханов - Точно не скажу, утром.

Защитник Фомина — Вы обсуждали с ним уровни радиации? Сведения поступали только к Вам?

Брюханов — Не обсуждал. Информация поступала только ко мне.

Защитник Фомина — У Вас было достаточно сведений, чтобы принять вовремя решение об эвакуации?

Брюханов - По сведениям академика Блохина, опубликованным в газете «Радянська Україна», я понял, что эвакуация была проведена вовремя.

Защитник Дятлова — Когда Вы увидели Дятлова?

Брюханов - Я его увидел в бункере, около 6 часов утра. Спросил — в чем дело?  Он развел руками, сообщил — не знаю чем это объяснить и передал ленты от четырех блочных самописцев. Тогда я ему сообщил — иди в больницу.

Защитник Дятлова — Как Дятлов выглядел?

Брюханов — Был бледен. Его тошнило.

Защитник Коваленко — Программа была рабочей или экспериментальной?

Брюханов — Скорее рабочей.

Коваленко - Была ли ЧАЭС и реакторная установка взрывоопасными? Каким документом это было регламентировано?

Брюханов — Ответ на этот вопрос изложен в материалах следствия.

Защитник Рогожкина — От кого Вы должны были узнать об аварии?

Брюханов — От телефонистки и НСС.

Председатель - Рогожкин, есть вопросы к Брюханову?

Рогожкин — Нет.

Защитник Лаушкина — Был ли на оперативке 25 апреля  инспектор ГАЭН?

Брюханов — Нет.

Защитник Лаушкина — Были предписания от Лаушкина?

Брюханов — Я имел дело с Фроловским и Елагиной.

Защитник Лаушкина — От ГАЭН были предписания?

Брюханов — Да, очень много.

Защитник Лаушкина — Принимал ли участие Лаушкин в расследовании аварий?

Брюханов — В актах он был, но точно не помню.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.