Очерк по материалам суда над работниками ЧАЭС 7.07 – 29.07.1987 - Часть 39

Неоднократные отсрочки  намечаемых  испытаний привели к спешке в работе персонала и проведению испытаний в ночное время. В 23ч.10 мин. 25 апреля 1986г. персонал станции приступил к проведению испытаний и снижению тепловой мощности блока. 26 апреля в 00часов 28мин. в процессе уменьшения мощности реактора ниже установленного программой минимального уровня  (700 МВТ), при  переходе от управления реактором системой локального регулирования мощности (ЛАР) к   управлению системой АР,  в результате ошибки оператора на несколько минут мощность снизилась до нуля. К 1часу 06 мин. ее удалось поднять лишь до уровня 200 МВТ,  вместо 700 МВТ   по программе. При  этом активная зона  реактора   не была  обеспечена  минимально необходимым  запасом  реактивности, в связи с чем значительно усложнилось управление реактором, была ослаблена его защита. В этом случае реактор  надлежало заглушить,  но персонал этого не сделал. Не был остановлен реактор, как это следовало сделать, и перед началом испытаний, а аварийная автоматическая защита была из-за ошибочных действий персонала заблокирована. В 1час 23 мин.04 сек. были закрыты  стопорные клапаны турбины и начаты испытания выбега турбогенератора с  нагрузкой собственных нужд.

В связи с увеличением  паросодержания в каналах, ростом реактивности, неустойчивым состоянием реактора, вибрацией трубопроводов  и оборудования, оперативный персонал в 1час 23 мин.40 сек. вручную ввел в действие  аварийную защиту.  В  это время в реакторе увеличилась положительная реактивность, что привело к резкому  разгону — повышению мощности реактора, разогреву топлива и тепловому взрыву. Взрыв разрушил активную зону реактора и его конструкции, возник пожар, ликвидация которого продолжалась свыше 2-х часов. При аварии и тушении пожара погибли старший оператор Ходемчук В.И. и наладчик Шашенок В.Д.

Помимо указанных выше нарушений регламента и других правил работы на ядерных энергетических установках, допущенных Брюхановым, Фоминым, Дятловым, Коваленко, Рогожкиным и Лаушкиным, подсудимый Дятлов, будучи руководителем проводившихся на станции  испытаний,  совершил ряд других нарушений, которые также  как и вышеизложенные прямо повлияли на развитие аварийной обстановки и возникновение аварии. Как непосредственный руководитель испытаний, он обязан был ознакомить персонал, занятый на испытаниях, с рабочей программой испытаний и графиком работ, но должным образом этого не сделал и не определил конкретный порядок действий персонала. Испытания под его руководством проводились наспех, в присутствии ненужных работников предыдущих смен.

Дятлов технически не обосновал и не согласовал с заместителем главного инженера станции по науке отвод излишнего пара от реактора, подключение к реактору всех ГЦН. По его указанию в 14 часов 25 апреля 1986г. была выведена из работы и позднее не восстановлена быстродействующая система аварийного охлаждения реактора, чем были грубо нарушены требования параграфа 30.5 ПТЭ, пункта 2.10.5 и главы 3 Регламента. Зная, что в первом часу ночи 26 апреля 1986г. реакторная  установка работала с недопустимо малым запасом реактивности (менее 26 стержней), в нарушение требований главы 9 Регламента  Дятлов не принял мер к устранению этого нарушения.  В  00 час.30  мин.  того же дня,  в присутствии  Дятлова  СИУР Топтунов  по неопытности  снизил  мощность реакторной установки до нуля, в  связи с чем произошло «отравление» реактора ксеноном, после чего по указанию Дятлова, действовавшего вопреки требованиям Регламента о немедленном в таком случае глушении реактора, начал подъем его мощности  не имея минимального запаса реактивности. Примерно через 10 минут, по указанию Дятлова было допущено еще одно грубое нарушение гл.3 Регламента — сменный персонал вывел из работы защиту АЗ — 5 по ряду параметров.

Вопреки  п.2.1 программы испытаний Дятлов распорядился проводить их при работе реактора на мощности 200 МВТ,  вместо необходимых  для  безопасной  работы  700-1000 МВТ.

По заключению судебно-технической экспертизы, указанные нарушения  в их совокупности привели к интенсивному парообразованию в активной  зоне  реактора, созданию положительной  реактивности  и  неконтролируемому разгону реактора на мгновенных нейтронах, а затем и к сильному тепловому взрыву на 4-ом энергоблоке станции.

Сознавая размер и характер аварии, возникшей 26 апреля 1986г. Рогожкин,  будучи НСС, обязан был выполнить, но фактически не выполнил требований  п.3.2.3  Плана  мероприятий  по  защите  персонала  станции  и  населения прилегающей к ней зоны — не ввел в действие систему оповещения  об аварии. В нарушение параграфов 8.11; 49.16; 49.18  ПТЭ, Рогожкин  не руководил работами по ликвидации аварии, не координировал действия сменного персонала и специальных служб, в  результате чего работники пожарной охраны, не зная об интенсивности радиации и  не приняв мер защиты от нее, приступили к ликвидации очагов пожара в непосредственной близости от разрушенного реактора. Пожарные Правик, Кибенок, Тишура, Игнатенко, Ващук, Титенок получили большие дозы облучения и впоследствии скончались от острой лучевой болезни. По вине Рогожкина сменный персонал станции своевременно не был выведен в безопасную зону, вследствие чего многие работники получили большие дозы радиационного облучения. Прибывший на станцию около двух часов ночи Брюханов,  достоверно зная о значительном уровне радиации на территории станции, как директор АЭС, не установил режим поведения на АЭС, не ввел в действие план мероприятий по защите персонала и населения.

В 8 часов утра 26 апреля 1986г., несмотря на тяжелую радиационную обстановку, с ведома Брюханова на станцию была допущена новая смена обслуживающего персонала в полном составе, хотя в этом не было необходимости. Узнав о том, что на станции в некоторых местах уровень радиации превышает  200 р/час., Брюханов из личной заинтересованности  (с целью создания видимости благополучия в создавшейся обстановке), умышленно скрыл этот факт; злоупотребляя своим служебным положением представил в вышестоящие  компетентные органы данные с заведомо заниженным уровнем радиации. Не обеспечение Брюхановым  широкой и правдивой информации о характере аварии приводило к поражению персонала станции и населения прилегающей к ней местности.  Кроме погибших Ходемчука и Шашенка, большие дозы облучения получили еще 28 человек, в мае — июне 1986 года они умерли от острой лучевой болезни. Вместе с тем значительному числу людей, подвергшихся облучению, причинены различной тяжести телесные повреждения. Подсудимые  Брюханов, Фомин и Дятлов в судебном заседании в предъявленных им обвинениях признали себя виновными частично; Рогожкин, Коваленко и Лаушкин виновными себя не признали.

Основными причинами приведшими к аварии явились грубые нарушения правил, установленных для обеспечения ядерной безопасности на потенциально взрывоопасном предприятии — атомной электростанции, которые были допущены работниками Чернобыльской АЭС — директором Брюхановым В.П., главным инженером Фоминым   Н.М., зам. главного  инженера  по эксплуатации второй очереди Дятловым   А. С.,  начальником реакторного цеха Коваленко  А.И., начальником смены станции Рогожкиным Б.В. и др.

Преступно халатно относился к исполнению своих служебных обязанностей Государственный инспектор ГАЭН на Чернобыльской АЭС Лаушкин Ю. А., который не осуществлял должного контроля за выполнением персоналом норм и правил ядерной безопасности и не предпринимал необходимых мер, направленных на предупреждение и пресечение таких нарушений на ЧАЭС.

Судебно-технической экспертизой установлено,  что ядерные реакторы и реакторные установки  РБМК-1000 в  случаях нарушения норм и правил, регламентирующих их эксплуатацию, становятся потенциально взрывоопасными.

Судебная коллегия находит, что информация ведущих специалистов физиков, выводы Правительственной комиссии и судебно-технических экспертов о причинах аварии совпадают и их научная обоснованность и правильность сомнений не вызывают.

Вина подсудимых Брюханова, Фомина, Дятлова, Рогожкина и Коваленко в нарушении  правил,  установленных  для  обеспечения  безопасности  на потенциально  взрывоопасном  предприятии — атомной  электростанции, повлекших человеческие жертвы и иные тяжкие последствия, подтверждается, кроме того, приобщенными к делу письменными доказательствами, а также показаниями свидетелей и потерпевших.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.