Очерк по материалам суда над работниками ЧАЭС 7.07 – 29.07.1987 - Часть 3

(перерыв 12:30 – 12:45)

Брюханов: Я считаю, что радиационную разведку я организовал. Красножёну была дана команда находиться на станции, не допускать людей в недоступные места (записано дословно). Уровень радиации был мне доложен — до 1000 мкр/сек.

Воробьев мне говорил 30-35 и 40-50 рентген в час. Да, это было. Я лично выезжал на западную и северную стороны А.Э.С и лично замерял фон, и смотрел уровни до 200 р/ч. Это были прострелы, а мы знаем, что на А.Э.С есть необслуживаемые, полу обслуживаемые и обслуживаемые помещения… О том, что вблизи разрушенного  блока будет больше, было известно мне и всем остальным.

Как директор, я не мог выделить всем дозприборы. Они были в ООТиТБ,  ЛВД (лаборатория внешней дозиметрии), штабе ГО.  Они были в работе, там и выдавались.

По табелю ГО мы имели 100%  оснащенности, это отражено во всех документах.

Мне предъявлено, что не были готовы защитные сооружения. Это не так. Убежища были построены в полном объеме, что зафиксировано в штабе ГО области. Кроме того, проводились учения. В убежище №2 — да, находилось оборудование, но это были вещи из штаба ГО, это не запрещается. Кроме того, оно находилось рядом с разрушенным блоком, поэтому я его не задействовал.

По 3-му убежищу я не знаю, почему начальник подразделения не дал команду его использовать.

Начальникам подразделений я говорил — ограничить количество людей в зоне, поэтому не знаю, почему смена приехала в полном объеме.

Об эвакуации.  Формально план я не вводил. Нужно было конкретно действовать по плану. Я приступил к его выполнению. Неформально я все делал по нему. Велел сделать оповещение. Сообщить в штаб ГО. Достаточно сообщить, что приехала правительственная комиссия, это подтверждает хорошее оповещение.

Оповещать город, эвакуировать его, это не моя компетенция. Я не мог этого сделать. Кроме того, было разъяснение, что начальник штаба ГО может принимать решение при суммарной дозе 200 рентген , а  26 апреля доза могла  быть не больше 0,64 р.

У меня все.

Председатель — Вопросы у прокурора есть?

Прокурор — Да.

Прокурор — Вы выполняли «Руководящие указания по работе с персоналом» в полном объеме?

Брюханов — Да.

Прокурор — Что мешало Вам создать УТЦ? Почему его не было на ЧАЭС, пока Вы были директором?

Брюханов молчит.

Прокурор — Ясно, значит Вы не ставили этих вопросов.

Брюханов — Ставил в министерстве и главке.

Прокурор - Вы сообщили, что персонал не был готов к работе в экстремальных ситуациях, то есть был недостаточно подготовлен.

Брюханов — Нет, персонал был готов в рамках «Руководящих указаний»  полностью.

Прокурор — Почему допуск к работе персонала осуществлялся, (и к дублированию) не руководством А.Э.С, а цехами?

Брюханов — НСБ, начальники смен подчиняются руководству А.Э.С, ЗГИСам, ГИСу. Остальной сменный персонал допускается цеховым руководством (дословно, Н.К.).

Прокурор — В этом и есть нарушение.

Прокурор — Один  раз в месяц (по руководящим указаниям) Вы должны обходить рабочие места. Вы это выполняли?

Брюханов — Это так называемые ночные обходы. Да, в 1986 г. я этого не смог сделать из-за загруженности. Но я делал дневные обходы (МЗ, БЩУ и т. д.).

Прокурор — Существует определенный порядок, нужно  вести журнал обходов. Последняя Ваша запись в 1978 г. сделана. Есть Ваш приказ в 1986 г. делать обходы 2-3 раза в г.. Кто Вам дал право отменить руководящие указания?

Брюханов — Я не помню такого приказа.

Прокурор — Он издан Вами в 1986 г.

Прокурор — По экзаменам.  К  руководителям относятся только директор и главный инженер станции. А председателями комиссий были, по экзаменам, ЗГИСы.  Это неправильно.

Брюханов — Но они принимали только у своего персонала, по очередям.

Прокурор — Мы понимаем руководящие указания только так  -  руководители предприятия это  директор и главный инженер.

Прокурор — Как Вы выполняли требования по расследованию аварий? Все ли аварии расследованы до конца?

Брюханов — Были аварии, когда комиссия не находила причин.

Прокурор — Я могу Вам показать протокол, где перечислены аварии, которые не расследовались вообще. В материалах дела он есть, Вы с ним знакомились. Вы отрицаете это?

Брюханов — Нет, не отрицаю.

Прокурор — В первом квартале 1986 года  Вы выводили защиты и блокировки 6 раз (с 6 февраля по 26 апреля — запись  в журнале заместителя начальника ЦТАИ). Это делалось без согласования с вышестоящими организациями. Это нарушения.

Брюханов — Я этого не знал, но могу пояснить. Неразумно останавливать блок из-за некоторых несущественных причин.

Прокурор — Это неправильно, противоречит правилам.

Прокурор - Вы подписали акт приемки блока № 4 без выполнения программы по выбегу?

Брюханов — Да, я принимал пусковой комплекс.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.