Очерк по материалам суда над работниками ЧАЭС 7.07 – 29.07.1987 - Часть 24

Рогожкин – Я это смотрел при попадании металлического урана в воду.

Эксперт – А разве в Р.Б.М.К. металлический уран?

Рогожкин – Нет, двуокись. Но у меня были такие ассоциации.

Эксперт – Выбег Вы отнесли к регламентным испытаниям. Вас не смущает, что механизмы блока были включены на разные сборки электропитания?

Рогожкин — Нет.

Эксперт – У меня сложилось ощущение, что в угоду экономике  ЧАЭС шла на систематические отступления от действующих документов.

Рогожкин – Вы не впутывайте сюда экономику.

Председатель – Это следует из Ваших показаний. Эксперт ставит вопрос правильно.

Эксперт – Топтунов был не совсем готовым СИУРом. Как Вы позволили взвалить на него такую потребление?

Рогожкин – 25 апреля  я спрашивал Акимова, как показал себя Топтунов на переходном режиме?  Он сообщил, что будто бы ничего.

Эксперт – У вас действует указание ВПО о прекращении всех видов работ за 1 час до, и в течении 1-го часа   после пересменки?

Рогожкин – Да, мы придерживаемся правила полчаса ничего не проводить до, и полчаса после приемки смены.

Эксперт – Вы сообщили, что у начальника смены ООТиТБ был только прибор ДРГ. А Вы знаете, что на рабочем месте в вашей смене было 5 приборов  ДП-5?

Рогожкин – Я смотрел, как сам Каплун бегал с ДРГ, значит у них  ДП  не было.

Эксперт – Вы очень легко жертвовали людьми, говорите этого требовала обстановка?

Рогожкин – Это не так. Я не посылал людей никуда.

Эксперт – Значит Вы не руководитель. Почему Вы допустили смену на станцию?

Рогожкин – Я людей на станцию не допускал.

Защитник Рогожкина – 26 апреля в начале смены какой был ОЗР?

Рогожкин – 24 стержня,  при  мощности реактора 1600 МегаВт.

Защитник Рогожкина – На ЧАЭС были случаи заглушения реактора по причине снижения ОЗР?

Рогожкин – Нет.

Защитник Рогожкина – Когда вы покинули А.Э.С?

Рогожкин – С разрешения Фомина, после 8 часов.

Защитник Брюханова – Состоялся ли разговор Фомина с Фроловским 25 апреля  по случаю  уменьшения ОЗР ниже 15 стержней РР?

Рогожкин – Не знаю. Сдав смену, я уехал домой.

Защитник Брюханова – Фомин, состоялся ли этот разговор?

Фомин – Нет, об этом я узнал впервые вчера. Фроловский ко мне не приходил.

Фомин – Рогожкин, были ли случаи, чтобы ГИС заставлял Вас нарушать регламент?

Рогожкин – Нет, не заставлял, но разрешения работать с нарушениями были.

Дятлов – Я отстранял Вас от руководства работами по аварии?

Рогожкин – Нет.

Дятлов – На предварительном следствии Вы сообщили, что пожарных допускал Дятлов. Кто должен допускать?

Рогожкин – Сейчас посмотрю инструкцию …

Народный заседатель – Вы отрицаете все обвинения?

Рогожкин – Я не виноват.

Народный заседатель – Произошла авария. Виновники должны быть определены?

Рогожкин – Да, должны. Но это сложно сделать.

(перерыв 13:50 — 15:00)

Председатель – Подсудимый Лаушкин, что Вы хотите сообщить по поводу предъявленного Вам обвинения?

Лаушкин – 4 декабря 1986 г. мне было предъявлено обвинение. По факту обвинения я показываю следующее.

В своей работе я руководствовался Положением о ГАЭН, ПБЯ и другими нормативными документами…

По  работе я иногда сталкивался с нарушениями регламента и инструкций, о которых контролирующие органы не знали. Потому что со станции им об этом не сообщалось. О выявленных нарушениях я оперативно, по телефону, докладывал своему руководству и отражал в квартальных отчетах.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.