Очерк по материалам суда над работниками ЧАЭС 7.07 – 29.07.1987 - Часть 12

Защитник Фомина — Он знал, что блок будет останавливаться?

Фомин — Знал.

Защитник Фомина — Вы говорите, что он самоустранился. В чем это выразилось?

Фомин — Он должен был обеспечить дежурство своих специалистов.

Защитник Фомина — По Дятлову, по его квалификации есть сомнения?

Фомин - Нет, он опытный специалист,  инженер-физик.

Защитник Фомина — Кто исполнял обязанности  ГИСа во время Вашей болезни, 4 месяца?

Фомин - Лютов.

Защитник Фомина — Программа разрабатывалась при его присутствии, он знал о ней?

Фомин - Знал.

Председатель — Когда появился черновик программы?

Фомин - В марте.

Председатель — А сама программа?

Фомин - В апреле.

Защитник Фомина — Почему Вы вышли на работу раньше выздоровления?

Фомин — Директор уезжал на 27 съезд КПСС и секретарь парткома, Парашин, попросил меня выйти на работу.  Я отказывался.  Он сообщил, что не нужно будет вести оперативные вопросы, и я уступил.

Эксперт — Имея заочное образование, не по физике, на что вы надеялись, выполняя обязанности ГИСа?

Фомин - На должность ГИСа я не просился. А когда предложили, то не отказался. Кроме того, я рекомендовал директору подбирать мне заместителей из физиков. Ситников, Дятлов, Лютов — физики.

Защитник Дятлова — Считаете ли Вы нормальным, что в течении двух суток работами на блоке 4  руководил один Дятлов?

Фомин - У него были перерывы. Мы созванивались с Дятловым. Он отдыхал 25 апреля  с 16 до 23 часов.

Защитник Коваленко — Почему Коваленко писал на себя должностную  инструкцию сам? Противоречит ли это «Руководящим указаниям по работе с персоналом»?

Фомин - Я не могу сообщить, я не читал (дословно — К.Н.).

Защитник Коваленко — Обязан ли был Коваленко присутствовать на программе выбега?

Фомин — Да.

Защитник Коваленко — Почему его фамилии не было в программе?

Фомин — Оперативную работу, как начальнику цеха, ему поручить нельзя. А контролировать работу  своих специалистов, по программе, он  мог.

Защитник Коваленко — Вы проводили совещание по программе?

Фомин - Не проводил, это делал Дятлов.

Защитник Коваленко — Чем предписывается  обязательное присутствие Коваленко  на испытаниях?

Фомин — Ничем.

Защитник Рогожкина — Если бы Вы узнали утром 25 апреля  от НСС о запасе реактивности меньше 15-ти стержней, что бы Вы сделали?

Фомин — Остановил бы реактор.

Защитник Рогожкина — Где рабочее место НСС?

Фомин — На ЦЩУ, БЩУ. Где ему быть, он определяет сам.

Защитник Рогожкина — От кого Вы узнали об аварии?

Фомин - Около 4-х часов утра от НСС Рогожкина.

Защитник Лаушкина — Лаушкин знал о программе?

Фомин - Не знаю.

Защитник Лаушкина — А о выбеге?

Фомин — Не знаю. Об останове блока знал.

Защитник Лаушкина — Направлял ли Лаушкин  Вам свои предписания?

Фомин - Нет.

Защитник Лаушкина — А руководству А.Э.С?

Фомин — Не знаю. Елагина и Фроловский давали. Шевченко тоже.

Защитник Лаушкина — Вы сообщили, что на оперативном совещании был Лютов. В чем выражалась его бездеятельность?

Фомин — Он не организовал дежурство физиков 26 апреля и не доложил о снижении запаса реактивности.

Председатель - Сообщите, какое образование у старшего инженера инспектора по ПТЭ  А. Назарковского?

Фомин - Среднетехническое.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.