Очередной большой материал о бизнесе Березкина от Ведомостей

Рекомендуем прочитать все с тэгом: БЕРЕЗКИН
Как уже замечал EnergyFuture.Ru Григорий становится ньюс-мэйкером N1 в энерго индустрии, только отгремел скандал с интервью Ярославцева, так сразу же начался обмен ударами через Ведомости ( вот эта статья ) и Коммерсант, где Березкин дал большое интервью. Мало того, случилась вещь вообще весьма странная две наиболее уважаемых бизнес газеты Рф ( Коммерсант и Ведомости ) одновременно печатают практически одинаковый материал ( каждая по БОЛЬШОМУ интервью-обзору по Березкину).

Статья из Ведомостей.

Григорий Березкин

Григорий

Один из главных участников войны за частоты для мобильной связи четвертого поколения — бизнесмен Григорий сказал «Ведомостям», что готов отказаться от борьбы за телекомы. Это будет, возможно, первый случай, когда ему не удалось выстроить собственный бизнес, использовав ресурсы государственной компании

Если думать только о деньгах, то вряд ли их много заработаешь, — уверяет Григорий . — В бизнесе много критериев успешности, и деньги здесь не главное. Я никогда не стремился сделать проект, на котором можно только деньги заработать. Он должен быть еще и интересен лично мне«.

Проектов у Березкина было много; большинство связано с госкомпаниями — и строились по одной и той же схеме: приходил с идеей, становился партнером и сам осуществлял проект. В разговорах с «Ведомостями» многие называют его «продавцом идей», но сам он возражает: «Я не продавец, я реализатор идей». Не все проекты получались, но счет в пользу Березкина: Forbes оценивает его состояние в $700 млн. Сам эту цифру не комментирует и скромно причисляет себя к «среднему бизнесу».

Первые деньги он заработал в 8-м классе: убирал подземный переход на площади Гагарина. За работу хорошо платили — 160-200 руб. (это было начало 1980-х), но было неловко: в переходе можно было встретить знакомых, вспоминает Березкин. Потом был химфак МГУ, где Березкин получал повышенную стипендию, плюс он с детства занимался горными лыжами и выступал за сборную университета, а за это тоже доплачивали. Защитив диплом, Березкин остался на кафедре химии нефти и органического катализа и в 1993 г. защитил кандидатскую.

А потом «решил попробовать себя в бизнесе». «Не из-за денег — стало интересно, — настаивает он. — Я в детстве про Мартина Идена читал, а тут возможность все это почувствовать, самому попробовать».

Партнер Абрамовича

В начале 1990-х, вспоминает Березкин, он запустил свой первый крупный бизнес-проект — переработка кабеля для нефтепогружных насосов. Отработанным кабелем, говорит он, были завалены все месторождения Сибири и Коми. Он его собирал, переплавлял медь, а потом делал из нее на «Сибкабеле» новый кабель. Его он поставлял нефтяникам в обмен на нефть, а нефть продавал на экспорт: «Так я стал нефтетрейдером. Знал почти всех руководителей нефтяных компаний. Этот бизнес продолжался года два», — рассказывает Березкин.

В 1994 г. Березкин стал заместителем генерального директора «Коминефти» (добыча — около 3 млн т в год; имела статус спецэкспортера). В этот период он познакомился с Романом Абрамовичем, у которого тоже был бизнес в Коми. Как именно это произошло, непонятно: все источники «Ведомостей» помнят их уже партнерами, причем все в один голос говорят, что Березкин был более крупным нефтетрейдером, чем Абрамович. Если это правда, логично, что в 1996-1997 гг. возглавляемый Березкиным трейдер «КомиТЭК — Москва» экспортировал нефть «Сибнефти».

Но потом между Березкиным и Абрамовичем пробежала кошка, рассказывает бывший сотрудник бизнесмена. В мае 1997 г. государство выставило на продажу 51% акций «Сибнефти», и Березкина попросили поучаствовать в конкурсе, чтобы обеспечить независимую заявку — ее подала «КомиТЭК». Березкин согласился. Заявки реальных конкурентов — «КМ инвеста» (Онэксимбанк) и АО «Пирамида» (Альфа-банк) были отклонены из-за «нарушения юридического регламента» (цитата по «Прайм-ТАСС»). А победителем, как и ожидалось, стала Финансовая нефтяная корпорация, представлявшая интересы Абрамовича и его партнеров.

Задаток составлял 10% от начальной цены пакета — $10,1 млн, еще $189,9 млн участник конкурса должен был депонировать на счете залогодержателя (двумя годами раньше государство заложило пакет на аукционе). «КомиТЭК» получил деньги от структур Абрамовича, но официально это не было оформлено. Березкин в итоге вернул деньги, но не сразу. Эту историю «Ведомостям» рассказал человек, работавший в тот момент на Березкина и участвовавший в разрешении конфликта, и подтвердил бизнесмен, близкий к Абрамовичу. Правда, по словам последнего, разошлись Березкин и Абрамович не поэтому: просто последний решил торговать нефтью самостоятельно.

Про этот проект, как и про некоторые другие, «Ведомости» Березкина расспросить не смогли — поговорив с корреспондентом газеты один раз, он потом раздумал давать комментарии.

Партнер Спиридонова

К тому времени Березкин и сам стал владельцем крупной нефтяной компании — той самой «КомиТЭК». «Надо было войти в игру активов, — объясняет он. — На трейдинге нельзя стать богатым человеком».

В холдинг «Коми ТЭК» входили «Коминефть» (добыча), Ухтинский НПЗ (переработка) и «Коминефтепродукт» (сбыт). По данным Счетной палаты, в 1997 г. компания экспортировала 858 500 т нефти, в 1998 г. — 1,5 млн т.

В 1997 г. два главных лота при приватизации «КомиТЭКа» достались на конкурсах компаниям Березкина: 38% выиграла «Евросевернефть» (позже он сократил ее название до более солидного ЕСН) за $3,9 млн и обязательство инвестировать в регион $19 млн, а 29,3% — «СБ траст» за $3 млн и инвестиции в $10,9 млн (всего выходит $36,8 млн). Были еще денежные аукционы, на которых продавались более мелкие пакеты. В мае 1999 г. 64% акций «КомиТЭКа» принадлежало 4 офшорам, они контролировались Березкиным, рассказывают бывшие менеджеры КомиТЭКа.

И «Евросевернефть», и «СБ траст» на конкурсе предоставили гарантии Национального резервного банка. Председатель правления банка Александр Лебедев вспоминает, что Березкин тогда был «well-established man, добился больших результатов и обладал ресурсами». «К моменту аукциона по “КомиТЭКу” я был уже не бедным человеком», — подтверждает Березкин. По словам Березкина, контроль над «КомиТЭКом» обошелся ему и его партнерам чуть не вдвое дороже указанной выше суммы — «более чем в $70 млн»: «Я вложил все, что у меня на тот момент было».

29,3% «КомиТЭКа» — второй из указанных выше пакетов — было закреплено в собственности Коми. Березкин сумел расположить к себе главу республики Юрия Спиридонова, рассказывают бывшие топ-менеджеры «КомиТЭКа». «[Со Спиридоновым] у нас вообще сложились очень хорошие деловые отношения, — рассказывал Березкин журналу “Коммерсантъ-Власть”. — В какой-то момент он даже предложил нам работать над привлечением денег под другие региональные проекты. Начали мы с небольшого, разместив для республики российский облигационный заем на полгода. Потом помогли региону получить хороший кредитный рейтинг — такой же, как у федерации. Затем привлекли иностранный кредит в $55 млн».

Березкин всегда умел привести нужных людей, вспоминает бывший сотрудник «КомиТЭКа», а сейчас глава Законодательного собрания Тверской области Андрей Епишин: «Общение — одна из его сильных черт. Он неплохой психолог и прекрасный переговорщик». Как вспоминает Епишин, Березкин на переговорах обязательно учитывал психологические моменты. Известный пример: если ты сидишь за столом, а на стене за тобой висят портреты, то кажется, что на твоей стороне больше людей, такие вещи обязательно использовались.

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2 3 4

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.