Очень подробно о рейдерском захвате Энергомаша. Степанова кошмарят теже ребята что убили Магницкого

«Это рейдерский захват», — сообщил The New Times один из банкиров, кредитовавших холдинг «Энергомаш» Александра Степанова. Уже полтора месяца бизнесмен, который еще вчера входил в список долларовых миллионеров, сидит в московском СИЗО № 5, на него возбуждено уголовное дело по стандартной для предпринимателей статье 159 — «мошенничество». За что следует борьба — разбирался The New Times.

Свой холдинг Александр Степанов начал выстраивать в середине 90-х годов. Выходец из первых кооператоров (с 1988 г. возглавлял кооператив «Профессиональные компьютеры» в Дегтярске Свердловской области), после развала С.С.С.Р он начал собирать предприятия энергетического машиностроения в единую структуру. В одном из немногочисленных интервью, данном журналу Forbes в 2005 г., Степанов рассказывал, что 1-ый капитал сколотил на поставках оборудования в Кнр, куда Запад свои поставки заблокировал после расстрела студентов на площади Тяньаньмэнь. К концу 1990-х годов оборот созданной им «Энергомашкорпорации» приближался к миллиарду долларов, но в дефолт 98-го он потерял три крупнейших своих завода («Электросила», Ленинградский металлический и Завод турбинных лопаток ушли под контроль компании «Силовые машины» Владимира Потанина). Потом жизнь снова наладилась. В политике Степанов не светился, со звездами не тусовался, интервью не раздавал, футбольных клубов не покупал, миллиардов тоже не сделал, поскольку энергетика — все-таки не газ и не нефть. Пик его успеха — в 2008 г. журнал «Финанс» поставил Степанова на 151-е место в списке российских миллиардеров, оценив его капитал в $0,7 миллиард. Уже спустя г. Степанов опустился в этом рейтинге на сотню позиций — как и по большинству машиностроителей, по нему наотмашь ударил кризис. Пришлось залезать в долги: по итогам 2010 г. он уже не вошел и в ТОП-500. А в начале февраля 2011 г. Степанова взяли следователи СК МВД — в тот момент, когда он приехал в центральный офис Сбербанка Рф на улице Вавилова в Москве для очередного раунда переговоров по реструктуризации кредитной задолженности.

Бригада

20 марта следователь СК МВД Павел Зотов должен принять решение о целесообразности дальнейшего содержания Александра Степанова под стражей. Суд рассмотрит вопрос о продлении ареста в первых числах апреля. Впрочем, мало кто из собеседников The New Times сомневается, что решение будет зависеть в первую очередь не от Зотова, а от его руководителя — ставшей уже знаменитостью полковника СК Натальи Виноградовой. Слава пришла к ней вместе с членством в списке сенатора Кардина, в котором собраны виновники в гибели юриста фонда Hermitage Сергея Магнитского. Как уже рассказывал The New Times, в послужном листе Виноградовой это было далеко не первое и далеко не последнее политически либо экономически мотивированное дело — от преследования главы фонда «Интерньюс» Мананы Асламазян до прямого вымогательства взятки у журналиста Ольги Романовой, дело мужа которой также оказалось в разработке подчиненного Виноградовой управления СК МВД. Одно из них — дело против совладельца «Московского винно-коньячного завода КиН» Армена Еганяна — довелось вести и следователю Павлу Зотову. Теперь эта группа следователей добралась до «Энергомаша». Причем дело это вдвойне любопытно, поскольку юридическое и пиар-сопровождение ареста Степановаобеспечивает группа ОРСИ (Открытый рынок строительных инвестиций. — The New Times), совладельцем которой до последнего времени являлся, а по данным собеседников The New Times, и остается банк «Северный морской путь» Аркадия Ротенберга — тренера по дзюдо Владимира Путина.

Дело

Из письма председателя правления Сбербанка Германа Грефа генеральному прокурору Юрию Чайке:
«Компании промышленной группы «Энергомаш» являются должниками Сбербанка Рф на общую сумму свыше 15 миллиард рублей. /…/ По нашей информации, Степанов А.Ю. совместно с менеджментом пытается произвести вывод активов группы «Энергомаш» на подконтрольные ему и другим лицам различные организации в целях уклонения от уплаты имеющейся задолженности /…/ Группа по производству, эксплуатации оборудования и материалов в топливно-энерго сфере существует только за счет вновь привлекаемых заемных денежных средств, что является признаком финансовой пирамиды. /…/ В связи с вышеизложенным прошу Вас в целях предотвращения незаконных действий Степанова А.Ю. организовать проведение соответствующей проверки на предмет установления в его действиях признаков состава преступления».

Из письма помощника генерального прокурора А.С. Сологубова в ОАО «Энергомашкорпорацию»:
«18 августа 2010 г. СЧ СУ (Следственная часть следственного управления. — The New Times) при УВД по ЮЗАО г. Москвы по обращению председателя правления Сбербанка Рф Грефа Г.О. о неправомерных действиях руководства компаний группы «Энергомаш», направленных на уклонение от погашения кредитов, возбуждено уголовное дело № 276078 по ч. 4 ст. 159 УК РФ».

История эта началась в 2004 г.. «Энергомаш» взялся за масштабный проект, который сулил ему немалую прибыль: производство 120 блоков для газотурбинных ТЭЦ — таких небольших электрический станций, которые могли бы, вместо устаревших котельных, питать энергией и небольшие города, и промышленные предприятия. Работают эти ТЭЦ на газе, но потребляют его значительно меньше (в полтора раза, утверждал Степанов в одном из интервью), чем обычные, а следовательно, и энергия обходилась бы потребителям дешевле. Степанов собирался на этом проекте хорошо заработать. В расчете на будущую прибыль он договорился со Сбербанком о кредите на сумму 30 миллиард рублей. В следующие два г. получил 17 миллиард. Вплоть до кризиса компания кредит постепенно возвращала: выплатили, как утверждают представители «Энергомаша», около 6 миллиард рублей. Но в 2009 г. Сбербанк решил пересмотреть условия кредита, а параллельно вместе с Министерством атомной промышленности создал ОАО «Группа «Энергетическое Машиностроение» (ГЭМ), куда потребовал от Степанова перевести часть его активов — в счет части невыплаченного долга на сумму 7 миллиард рублей.

Степанов заартачился и начал искать, где бы прокредитоваться. Нашел. Целый ряд банков, включая питерский «Петрокоммерц», казахский БТА, швейцарский Swiss Credit Bank, были готовы дать ему под проект деньги. С этим, по словам заместителя главы «Энергомаша» Александра Тырышкина, Степанов пришел в Сбербанк. Но главный банк страны сообщил — нет. Сбербанк хотел активы и начал процедуру банкротства одного из подразделений «Энергомаша» — Белгородской ТЭЦ. Обанкротили. Вошли. Но что одна ТЭЦ без всего остального «Энергомаша»? «Холдинг — это ведь не только заводы и уже работающие станции, это и конструкторское бюро в Санкт-Петербурге, и головной офис в Москве, на который зарегистрирован ряд уникальных производств, и головной офшор Energomash UK Limited, зарегистрированный в Великобритании. Государство поставило задачу — забрать предприятие. Сбербанк, выдав кредит на 17 миллиард рублей, попытался забрать и весь холдинг, только активы которого по балансовой стоимости — не менее 27 млрд», — рассказал The New Times Тырышкин.

Сбербанк инициировал разбирательство в Арбитражном суде, но суд постановил, что, во-первых, пересмотр условий кредита в одностороннем порядке — дело неправомерное, а во-вторых, если Сбербанк хочет вернуть немедленно оставшуюся задолженность, то может забрать активов «Энергомаша» на эту сумму, но никак не весь холдинг. The New Times связался с Управлением корпоративного кредитования Сбербанка: там сообщили, что «не уполномочены давать комментарии», переадресовали в пресс-службы, куда редакция отправила официальный запрос. Пресс-секретарь Владимир Губарев пообещал «найти спикера, получить ответы и предоставить их» The New Times. На момент подписания номера в печать ответы мы так и не получили.

Связалась редакция и с банками, которые либо собирались выступить гарантами «Энергомаша», либо кредитовали холдинг Степанова. Ответили только из МДМ Банка: «У нас претензий к Степанову нет. Выплаты всегда следовали аккуратно и в срок», — сообщил источник в банке. Ни в МДМ Банке, ни в большинстве других организаций, куда обращался The New Times, об аресте Александра Степанова и возбуждения против него уголовного дела, как это ни странно, не знали. Не знал и финансовый омбудсмен, член Комитета Госдумы по финансовым рынкам Павел Д.Д.Д.Медведев («Единая Россия»), задача которого вроде бы и состоит в том, чтобы мирно разрешать конфликты между банками-кредиторами и предприятиями-должниками. На вопрос, что может стоять за арестом Степанова, целый ряд собеседников из банковских и индустриальных кругов ответили однозначно: «Прошла команда сверху». Под «верхом» они имели в виду даже не главу Сбербанка Германа Грефа: «Выше, много выше», — был ответ. Как сообщил один из следователей: «Мы проводим линию Белого дома».

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.