Обзор угроз от иранской ядерной программы ( эксперт МИДа )

Чтобы ответить на этот непростой вопрос, столь тревожный сегодня для многих, совершим небольшой экскурс в историю, а также посмотрим на ситуацию, в которой оказался в начале XXI века.

Автору этой статьи доводилось работать в Иране неоднократно – и в период шахской власти, и после того, как произошла Исламская революция.

Хотел бы отметить, что идея развития ядерной энергетики в стране, обладающей большими запасами углеводородного сырья, возникла еще в 70-е годы прошлого века, во времена правления шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, который планировал построить в стране 23 атомные электрические станции. Этот амбициозный проект, по мысли шаха, должен был превратить в одну из самых передовых и сильных держав региона Персидского залива. Он начал реализовываться в 1975 г., когда правительство Ирана подписало контракт с немецкой компанией «Kraftwerk Unions» на сооружение А.Э.С «». Во время революционных событий 1979 г., когда связи Ирана с Западом практически прервались, контракт был аннулирован и работы по строительству возобновились лишь в 1995 г. – после того, как и Минатом Рф подписали соответствующий контракт. (В итоге, как известно, в августе 2010 г. был введен в эксплуатацию 1-ый блок А.Э.С «». При этом сооружение А.Э.С «» находится под контролем МАГАТЭ и не подпадет под санкции СБ ООН против Ирана).

Причины напряженности

Развитие иранской ядерной энергетики, таким образом, началось еще до установления в стране исламского правления. Однако тогда эти планы не вызывали беспокойства у Запада и соседей Ирана, хотя, как известно, шахские вооруженные силы захватили и присоединили к Ирану два острова в Персидском заливе. Почему же сегодня вокруг иранской ядерной программы такая напряженность, такое внимание СМИ? Ведь твердо подтверждает свою приверженность Договору о нераспространении ядерного оружия, участником которого он является, не отказывается от сотрудничества с МАГАТЭ и в последнее время неоднократно заявлял о незаинтересованности в обладании ядерным оружием.
Видимо, дело здесь вовсе не в том, что стремится самостоятельно обогащать уран до промышленного уровня, что, как утверждают его противники, создает условия для производства высокообогащенного оружейного урана. Эксперты знают, что это процесс долгий, сложный, требующий больших затрат и весьма специфических новейших технологий.

Причины напряженности вокруг Ирана в другом: до 1979 г., когда страна находилась в тесных союзнических отношениях с USA и рассматривалась ими как важный геополитический ресурс в противостоянии с С.С.С.Р на его южных рубежах, американцев не тревожили амбициозные планы шаха, в том числе в области ядерных технологий. Совершенно иная ситуация сложилась сегодня.

Период жесткой конфронтации

Исламская революция 1979 г., в ходе которой произошел разрыв дипломатических отношений между Ираном и USA, на долгие годы определила подходы американской администрации к новому иранскому режиму как враждебному, террористическому, провоцирующему нестабильность не только в регионе Среднего и Ближнего Востока, но и во всем мусульманском мире. При таком подходе устранение нынешней государственной власти в Иране, или, употребляя распространенный ныне термин «смена режима», и возвращение этой страны в орбиту влияния USA было и остается приоритетом американской внешней политики. Появившиеся было в конце 90-х годов прошлого столетия у американцев надежды на трансформацию иранского внутри- и внешнеполитического курса, открыто высказывавшиеся при президенте Хатами, после прихода к власти в 2005 г. сторонника консервативных исламских традиций Махмуда Ахмадинежада и его резких заявлений в адрес USA и Израиля не оправдались. Наступил период жесткой политической конфронтации, и стержневым направлением противостояния стала иранская ядерная программа в ее новом издании. Оказываемый на Иран нажим, инициатором которого, как правило, выступают USA и который воплощается в сопряженных с угрозами военного удара экономических и политических санкциях, наталкиваются на упорное сопротивление иранской стороны. Свои позиции она защищает жестко и энергично.

Неразрешимых противоречий нет

Детальное всестороннее рассмотрение процесса нынешних переговоров по иранской ядерной программе, которые ведутся между Ираном и «шестеркой» (США, Россия, Кнр, Франция, Великобритания и Германия), показывает, что неразрешимых противоречий между сторонами практически нет. Жесткость и неуступчивость проявляется с обеих сторон, но особенно – с американской.

Заключив недавно с Турцией и Бразилией соглашения о содействии в обмене ядерными материалами, Иран согласился вывозить свой обогащенный уран в Турцию при одновременном получении адекватного количества готового топлива. Казалось бы, заинтересованные государства должны были бы приветствовать такое соглашение на различных форумах и в различных форматах. Этого, однако, не произошло — возможно, по причине того, что Иран настаивает на включении в повестку дня переговоров с «шестеркой» вопроса о ядерном оружии Израиля и создании в рамках Большого Ближнего Востока зоны, свободной от ядерного оружия, а эта тема как-то не обсуждается.

Никто также не обращает внимания на то, что Израиль в последнее время выступает за нанесение превентивных ударов по ядерным объектам Ирана и грозит это сделать. Что касается МАГАТЭ, то она не имеет особых претензий к Ирану и требует прояснения лишь некоторых остающихся вопросов, которые Иран считает закрытыми, но готов к их обсуждению при соблюдении общепринятых при таких ситуациях процедур. МАГАТЭ, однако, не соглашается с процедурными требованиями Ирана, а USA требуют остановить дальнейшее обогащение Ираном своего урана и вывезти уже обогащенный до 20 % уран за рубеж, после чего, по их мнению, можно будет возобновить переговоры.
В своих последних выступлениях М. Ахмадинежад говорил о готовности вести переговоры с «шестеркой» без предварительных условий, что дает сторонам хороший шанс достичь компромисса. Правда, одно условие иранский президент все же выдвинул: «С Ираном, – сообщил он, – надо разговаривать уважительно».

Нажим продолжается

К сожалению, ни компромиссы, ни уважительные разговоры пока не получаются. Представляется, что основной причиной отсутствия прогресса в контактах по ядерной программе Ирана является то, что USA считают невыгодным закрывать «иранское досье» и хотели бы использовать его и дальше, добиваясь ослабления иранского режима путем все большего ужесточения санкций и восстановления против иранских властей как собственного населения страны, так и зарубежных государств и общественных кругов. USA стремятся держать Иран в постоянном напряжении, демонстрируя время от времени на официальном уровне готовность обрушить на него военный кулак. Возможность такого удара исключать нельзя, тем более что Иран сегодня окружен с трех сторон: американские и натовские войска находятся в Ираке и Афганистане, а американские военные корабли постоянно дислоцируются в районе Персидского залива.

Думается, USA и их западные партнеры хотят показать, что с нынешним иранским руководством договориться крайне трудно, следовательно, нужно продолжать на него нажим. Расчет при этом делается на то, что имидж несговорчивости, который создается вокруг Ирана, а также последствия санкций помогут расшатать исламский режим. Если и это не сработает, «на столе», по выражению американских официальных лиц, «остается единственное средство» — военный удар, над мотивами и легитимизацией которого уже давно работают известные круги в USA, Израиле и ряде стран – членов НАТО.

Главная задача сторонников силового и решения – убедить свое руководство и мировое сообщество, что ограниченный превентивный удар по Ирану будет для его организаторов и исполнителей безболезненным и позволит решить сразу несколько задач: вывести из строя ядерные объекты, а также ключевые объекты экономического и военного назначения, устранить угрозу расползания ядерного оружия и привести противников нынешнего иранского режима к власти по иракскому и афганскому сценариям.

Санкции не работают

Вероятно, отработанная нашими западными партнерами на прецедентах схема действий представляется им оптимальной и, по замыслам, поставит надежную преграду на пути доступа Ирана к ядерному оружию. На деле, однако, она, как полагает автор, является контрпродуктивной и может обернуться тяжелыми последствиями не только для Ирана, но и для самих USA и их союзников по НАТО, а также стран региона и внерегиональных государств.

Еще записи на эту же тему:

Метки: ,


Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.