Обсуждение принятого ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами».

20 января Государственная дума РФ приняла в первом чтении законопроект «Об обращении с радиоактивными отходами». Это очень важный правовой документ не только для российской атомной отрасли, но и для всего общества, поскольку он должен регулировать все правовые и финансовые отношения в части обращения с радиоактивными отходами (РАО) — как уже накопленными, так и вновь образующимися.

Предлагаемый законопроект обязывает выдерживать короткоживущие отходы до их радиоактивного распада, а все остальные организованно отправлять на хранение. Это позволит добиться безопасности РАО для населения и окружающей среды.

Феликс Алексеев, заслуженный эколог Рф, депутат Калининградской областной думы:

— Конечно, этот законопроект был принят только в первом чтении, и ряд вопросов по нему ещё есть, но в целом он создал у меня положительное впечатление.

Я нахожу очень важным, что создаётся единая государственная система обращения с радиоактивными отходами. Конечно, создание её будет очень сложным и долгим, но это — шаг вперёд. Всё это очень своевременные шаги.

В целом законопроект очень понравился и, возможно, многие вопросы и проблемы в этой очень опасной сфере он решил. Если он не останется на бумаге, а начнёт реально действовать, то для нашего государства это станет шагом вперёд в атомной сфере.

Сергей Барановский, председатель Российского экологического конгресса, доктор технических наук, профессор, академик РАЕН:

— Такой закон нам, безусловно, нужен, потому что слишком много отходов нам досталось с советских времён: это проблемы с утилизацией как прошлых, так и вновь образующихся отходов. Я считаю, что наличие закона, пусть даже не самого совершенного, лучше, чем его отсутствие.

По этому закону утилизацию будут оплачивать те, кто производит РАО. Но ведь ещё есть военные объекты, атомные подлодки, медицинские отходы и другое наследие советских времён. Наша организация занимается именно решением проблем наследия холодной войны — это наша главная программа. Огромная проблема — это утилизация носителей ядерного оружия, в том числе атомных подводных лодок. Здесь нужно очень чётко разобраться, что же мы оставим после того, как все лодки будут разобраны — из них вынут все ядерные материалы, и они же где-то будут складироваться, а их ведь нужно перерабатывать или захоранивать. Это всё также стоит огромных денег.

Игорь Игошин, заместитель председателя комитета Государственной думы по науке и наукоёмким технологиям:

— На мой взгляд, этот законопроект надо принимать, не откладывая. Все вопросы, связанные с обращением с радиоактивными отходами должны, наконец, регулироваться одним законом, а не так, как сейчас — отдельными положениями в законодательстве, которые носят фрагментарный характер.

На самом деле, эту проблему обращения с РАО надо решать, и делать это как можно скорее. В стране накоплены сотни миллионов тонн отходов, причём 85% из них — это советское наследие. Как задача-минимум, нам необходимо добиться того, чтобы количество захоронённых отходов стало превышать количество вновь образующихся. Если этот закон будет принят, мы сможем сделать это через 5–6 лет.

Отдельно я бы хотел ответить на возражения некоторых экологов, которые говорят, например, что законопроект, дескать, разрешает закачку жидких радиоактивных отходов под землю. Эта закачка идёт в нашей стране с 60-х годов, это — легальная деятельность. Между прочим, этот способ захоронения используется и в других странах. Здесь главный вопрос в том, чтобы такое захоронение совершалось с соблюдением всех необходимых норм безопасности, и за ним должен идти постоянный экологический контроль.

Клаэс Линдберг, президент Группы международных консультантов SKB (Швеция):

— Я думаю, что российский законопроект более подробный, чем подобные законы в некоторых других странах. Например, шведский закон гораздо более краток. Он более или менее распределяет ответственность, а в случае со Швецией ответственность за обращение с радиоактивными отходами лежит на атомной промышленности, и от неё в большей степени зависит, как они решат это делать. Закон совсем не вдаётся в детали, он концентрируется на том, чтобы распределить ответственность. В разных странах это происходит по-разному, и в этом нет ничего хорошего или плохого. А в США нормативные требования и закон очень детализированные.

Я полагаю, что принцип «кто производит отходы, тот и платит» очень распространён во всём мире, не только в области радиоактивных отходов. Это — единственное логическое решение: тот, кто является источником отходов, должен платить за обращение с ними.

У нас в Швеции рядом с одной из атомных станций — А.Э.С Форсмарк — есть хранилище для низкоактивных и среднеактивных радиоактивных отходов, действующее с 1985 г.. У нас очень положительный опыт в этой области. Хранилище находится на глубине 50 метров ниже уровня моря, к нему имеется доступ с земли. Мы в настоящее время значительно расширяем это хранилище, чтобы использовать его также и для радиоактивных отходов, образующихся при выводе А.Э.С из эксплуатации.

На мой взгляд, сейчас во всём мире существует единое мнение о том, что захоронение в глубокие геологические формации отработанного ядерного топлива и высокоактивных отходов после переработки является единственным решением. По этому поводу всегда есть разные мнения, так как это очень острый вопрос, и на него всегда будут разные точки зрения. Но в общем я бы сказал, что подавляющее большинство мировых экспертов и политических деятелей считают такой способ захоронения единственной реальной возможностью. Обсуждались и другие варианты (как, например, выброс отходов в космос), но сейчас это единственный возможный способ. И по нашему мнению, это, действительно, может быть сделано абсолютно безопасно с очень-очень большими гарантиями.

Еще записи на эту же тему:



© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.