О радиоактивном загрязнении Ленинграда и его окрестностей. - Часть 7

Из досье «Беллоны»: Хэнфордский ядерный комплекс USA (штат Вашингтон) был построен в 1943 г. для производства оружейного плутония. Первые годы работы комплекса сопровождались большими выбросами радиоактивных веществ в окружающую среду. Американские специалисты стремились обогнать немецких разработчиков и добиться монополии в обладании ядерным оружием. Наибольшее количество радиоактивных веществ (в основном йода – 131) было выброшено в атмосферу в 1944 – 1956 годах. И на это же время приходится максимальное облучение населения. Во время эксперимента под кодовым названием «Грин – Ран» 2 декабря 1949 г. одна тонна облученного урана была подвергнута переработке через 16 дней выдержки вместо необходимых по технологии 83 – 101 дня. Целью эксперимента являлась разработка метода определения мест размещения плутониевых заводов в С.С.С.Р. Из-за нарушения технологического процесса произошел выброс радиоактивных веществ. Радиоактивное облако накрыло многие населенные пункты. Более 20 тысяч детей получили высокие дозы, потому что пили молоко коров, которые паслись на пастбищах, загрязненных радиоактивным йодом.
А мы свои военные реакторы для наработки плутония расположили у Челябинска, и одной из острейших стала проблема ликвидация отходов. Куда их девать? С самого начала работы реакторов отходы низкой и средней активности сбрасывали в речную систему Теча – Исеть –Иртыш. Загрязнили их до предела. Облучились десятки тысяч человек. Попытались хранить высокоактивные отходы в специальных емкостях. Грянула авария 1957 г.. Поэтому расчет у нас был простой: если начнется ядерная война, то эти отходы нам ни к чему, лучше их сбросить на противника.

Из досье «Беллоны»: Всего за десять лет с начала работы реакторов ПО «Маяк» в речную систему Теча – Исеть – Тобол было сброшено 76 миллионов кубометров сточных вод общей активностью по бета-излучению свыше 2, 75 млн Ки. Всего радиационному воздействию подверглись 124 тысячи человек, проживавших в населенных пунктах на берегах рек этой водной системы.

29 сентября 1957 г. произошла Кыштымская авария. В результате технической неисправности взорвалась одна из емкостей – хранилищ высокоактивных отходов. Из хранилища в окружающую среду была выброшена смесь радионуклидов общей активностью 20 млн Ки. Радиоактивное облако прошло над тремя областями. Образовался Восточно – Уральский радиоактивный след. Он охватил территорию 2 700 квадратных километров, в том числе накрыл 63 населенных пункта, где проживала 41 тысяча человек. Во время ликвидации последствий аварии власти использовали даже школьников, которые получили очень серьезные дозы облучения. Более 40 лет Минатом и Федеральное управление «Медбиоэкстрем» при Министерстве здравоохранения скрывают трагические последствия этой аварии. Хотя радиационное загрязнение Челябинской области продолжается до сих пор: в районе Восточно-Уральского радиоактивного следа происходят выбросы стронция-90, цезия-137, плутония-238, -241. Пострадавшие люди до сих пор не получают надлежащих пособий и компенсаций за ущерб, нанесенный здоровью.
Но кроме Ленинграда, вспоминают Бордуков и Матюхин, было еще одно место, где работали над радиологическим оружием. Этот институт находился в подмосковном Загорске. Работы по созданию БРВ здесь велись всего два г. – с 51 по 52. Все испытания сотрудники института вели только на Семипалатинском полигоне. Этот вид радиологического оружия армейские специалисты разрабатывали для применения на суше. В нем мощное бета — излучение достигалось за счет стронция-90. Армии нужно было, чтобы это оружие можно было легко перевозить, а бета излучение поглощалось даже слоем алюминия в 6 мм. Возможно, разработки в Загорске были прекращены из-за аварии, которая произошла на Семипалатинском полигоне. Вот что вспоминает об этом Виктор Матюхин:

- Вдруг нам приказывают – отправить бригаду для ликвидации последствий аварии в Семипалатинске. Как бригаду, зачем? Оказывается, эти загорские загрузили свой аппарат в самолет, взлетели и, еще не долетели до места испытания, как у них корпус аппарата разгерметизировался. Вся смесь полилось на летчиков. Конечно, экипаж очень пострадал. Бомбардировщик потом много лет стоял за колючей проволокой, пытались его дезактивировать — ничего не получилось. Мы тоже работали на Семипалатинском полигоне, с самолетов распыляли наши препараты БРВ, все получилось прекрасно, чудесно. Главное – летчики довольны были. Потому что во время испытаний наших аппаратов никаких ЧП не было.

Семипалатинский полигон — особая страница в истории испытания радиологического оружия. Там сотрудники 15 и 1 направления испытывали трудноудаляемые препараты «СК». Трудноудаляемым препарат делали канифоль и мазут. Технологию разработала группа сотрудников, среди которых был Виктор Матюхин. За пределами боевого поля для испытания атомных бомб, на его северной границе была создана специальная испытательная площадка «Озеро». Ее огородили колючей проволокой и соорудили две площадки для экспериментов с облучаемыми животными. Чуть позже для заключительных испытаний была сделана третья площадка. Радиоактивное заражение создавалось с самолета, у которого под крыльями были прикреплены выливные авиационные приборы, рассчитанные на 500 литров. С неба на животных, на выставленные планшеты шел черный «дождь».

Только вот капли эти были липкими.

Из досье «Беллоны»: газеты Республики Казахстан сообщают, что на Семипалатинском испытательном полигоне постоянно следует радиационный мониторинг территорий под патронажем МАГАТЭ. Ученые выявили участки значительного радиоактивного загрязнения, включая и загрязнения ядерными материалами. Большую тревогу вызвало сообщение о том, что осенью прошлого г. на территориях, считавшихся ранее благополучными, обнаружены очень опасные уровня загрязнения. Все они идентифицированы как места проведения испытаний боевых радиоактивных веществ. Тревогу ученых не разделяют десятки предприимчивых граждан, которые, минуя кордоны, собирают на полигоне металлолом, и вывозят его на продажу.

- Кроме Семипалатинского полигона вы оба работали на полигоне, который расположен на островах Хейнясейма, — расскажите, что происходило там, — попросил я Бордукова и Матюхина.

Картина выяснилась такая: на Хейнясейма были построены здания казарм, в старом финском блиндаже оборудована лаборатория. Возле одного из островов ошвартовался корабль «Кит», предназначенный для испытаний. Из досье «Беллоны»: Легкий миноносец Т12 был построен в Германии. В 1945 г. достался С.С.С.Р, переименован в «Подвижный». После серьезной аварии, при которой погибло несколько человек команды, миноносец был выведен из боевого состава флота, разоружен и переквалифицирован в опытное судно.

Поначалу на надстройки «Кита» наносили БРВ разного содержания, вяжущего свойства. Наблюдали за тем, как быстро смеси сохнут, какой уровень гамма фона создают. При этом, как признается Виктор Матюхин, многие сотрудники переоблучились. В августе 1953 г. пришел черед более серьезных испытаний. На «Кит» доставили ампулы с трудноудаляемым препаратом. Время было сложное, вспоминают Матюхин и Бордуков, вождь умер, но работы, развернутые при нем, продолжались. В испытаниях принимали участие медики 1 направления, 60 человек команды «Кита», личный состав полигона. Охрану района нес МО — «морской охотник». Первой была взорвана ампула на мостике, потом в матросском кубрике, третья ампула рванула в машинном отделении. Эти испытания велись до сентября. Потом долго пытались корабль дезактивировать. Не удалось. И тогда было принято решение корабль притопить на мелководье у острова Хейнясейма. Там он и простоял десятилетия.

Из досье «Беллоны»: Карельские газеты опубликовали статьи, из которых следует, что за десятилетия на островах, где проходили испытания радиологического оружия, побывало множество рыбаков, охотников, туристов. Ловили рыбу, собирали грибы и ягоды. И ,конечно, брошенный миноносец привлекал особое внимание. Взрослые, а с ними и дети, топтались на палубе «Кита», лазали в его каютах. Уносили многие приборы, узлы, детали. И все они получили очень серьезные дозы облучения. Корпус миноносца стремительно ржавел, жидкие радиоактивные отходы в любую минуту могли хлынуть в Ладогу. Операция по дезактивации и выводу «Кита» из Ладоги была проведена только в 1991 г.. Его загрузили в док, отбуксировали к Новой Земле, в район, где проводились подводные взрывы. И там затопили.

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Один комментарий к “О радиоактивном загрязнении Ленинграда и его окрестностей.”

  • vodkov | 9 Февраль, 2011, 9:12

    Большое спасибо за информацию- жуть какая!

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2020 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.