О планах по добыче урана от гендиректора АРМЗ ВАДИМ ЖИВОВА «Атомредметзолото» - Часть 2

— У нас другая точка зрения. За последние два месяца 2010 г. урановый рынок сильно вырос и все компании прибавили 20-30% к своей стоимости. Когда мы договаривались о цене, речь шла о 8 австралийских долларах за акцию с премией к рыночным котировкам в 25-30%. Но в момент объявления о сделке (середина декабря 2010 года) разница между котировками и ценой снизилась до 5,5%. В итоге АРМЗ заплатило премию в 15,5% к 20-дневной средневзвешенной цене акций или в 21% к 30-дневной средневзвешенной цене.

— Когда вы планируете вернуть $1,2 млрд, вкладываемые в приобретение Mantra?

— В случае с Mantra АРМЗ заключило опционное соглашение put-call с компанией U1. U1 получила право приобрести 100% акций Mantra в течение г. с момента закрытия сделки между Mantra и АРМЗ. Если мы, как владелец контрольного пакета U1, будем убеждены, что миноритарии канадской компании выиграют за счет роста ее капитализации, мы внесем Mantra в капитал U1. Этот взнос будет частично оплачен акциями U1, чтобы мы могли сохранить контроль в канадской компании, частично деньгами. В зависимости от решения миноритариев эти средства могут быть взяты с рынка с помощью допэмиссии, привлечены за счет кредитов или комбинированным способом. Таким образом, за счет внесения Mantra в капитал U1 мы вернем половину средств.

Кроме этого возвратность инвестиций обеспечена низкой себестоимостью добычи и уровнем капитальных затрат Mantra, что приведет к положительному денежному потоку проекта уже начиная с 2013 г. — г. ввода мощностей в Танзании.

— Когда можно будет вернуть заплаченные за контроль в U1 $610 млн?

— Средства на расширение международного присутствия были фактически выделены АРМЗ российским правительством в разгар мирового кризиса. В любом случае мы были обязаны распорядиться этими деньгами максимально эффективно. До сделки с Mantra мы инвестировали в U1 около $1,2 млрд. В эту сумму входят и затраты на покупку в 2009 г. долей в казахстанских урановых активах (50% долей ТОО «Каратау» и 25% акций в АО СП «Акбастау» у Effective Energy N.V. группы Василия Анисимова). Если правительство и «Рос_Атом» решат продать пакет в U1 сейчас, они уже сегодня смогут получить значительную прибыль. Рыночная цена пакета АРМЗ в U1 составляет порядка $3 млрд, что значительно превышает суммарные денежные затраты АРМЗ на его приобретение.

Другой способ возврата инвестиций — получение дивидендов. Условием их выплаты является положительный денежный поток. У U1 уже есть прибыль, теоретически мы могли бы начать выплачивать дивиденды уже в этом г.. По оценкам аналитиков, в 2012 г. чистая прибыль U1 будет порядка $220 млн, значит, проект имеет высокий уровень окупаемости. Для полного возврата средств потребуются годы, но не десятки лет.

Однако экономическая выгода заключается не только в росте капитализации и дивидендах. U1 должна стать глобальной платформой роста для АРМЗ. Мы планируем финансировать новые сделки в области слияний и поглощений через допэмиссию акций U1. В этом случае мы будем инвестировать в покупку только половину средств, оставшуюся часть допэмиссии должны будут выкупать миноритарии, если будут уверены, что сделка приведет к росту капитализации U1. Мы заинтересованы в высокой стоимости бумаг U1: в этом случае нам придется вкладывать в новые проекты значительно меньше собственных средств.

— В U1 будут выплачиваться дивиденды за 2010 г.?

— Мы заинтересованы в первую очередь в долгосрочном росте капитализации. Дивиденды имеет смысл платить, если инвестпрограмма компании в основном выполнена. При наличии агрессивной программы строительства за счет роста стоимости пакета акций вы получите больше. Выплачиваемые с баланса деньги уменьшают цена чистых активов и, соответственно, снижают капитализацию.

— Вы стали президентом U1, Крис Сэттлер назначен CEO компании. Как разделяется сфера ответственности?

— В связи с тем что в компании U1 теперь есть контролирующий акционер — АРМЗ, задача президента — гармонизация интересов миноритариев и самой U1 с интересами контролирующего акционера. Одновременно я, как президент, буду контролировать реализацию стратегии АРМЗ. Кроме того, мы считаем, что наши компетенции в строительстве и развитии предприятий в Казахстане существенно выше. Поэтому руководство крупными операционными и стратегическими задачами в Казахстане также станет прерогативой президента U1. CEO будет осуществлять текущий менеджмент, отвечать за отношения с инвесторами и основную операционную деятельность.

— Означает ли столь значительное внимание к международным проектам, что развитие российских активов отошло для АРМЗ на 2-ой план?

— Ни в коем случае. Наш главный приоритет — развитие российских проектов, на которое мы потратим существенно больше, чем на покупку активов за границей. В 2011-2015 годах в развитие предприятий внутри Рф будет инвестировано 68,7 млрд руб. На ППГХО достаточно высокий уровень (порядка 120 тыс. тонн) текущих запасов. Объем инвестиций в развитие ППГХО сопоставим с инвестициями в зарубежные проекты АРМЗ. Однако здесь мы можем спокойно, с учетом спада 1990-х годов, модернизировать и восстановить производство. В то же время зарубежные проекты позволят нам получать прибыль и гарантировать стабильное положение компании.

Источников финансирования инвестпрограммы будет несколько. Это собственные и кредитные средства, проектное финансирование, целевые взносы в основной капитал компании, облигационные займы ОАО «Атом_Энергопром».

— Какова судьба крупнейшего в Рф Эльконского уранового месторождения в Якутии. Будет ли АРМЗ активно его развивать, или это актив, отложенный на далекое будущее?

— Проектные работы на Эльконе следуют полным ходом, активно ведутся геологоразведка, изыскательские и опытные работы. Только в 2010 г. объем бурения составил 53,4 тыс. погонных метров: Эльконский проект имеет стратегическое значение для обеспечения энерго безопасности страны. Уровень достоверности запасов по итогам проведенных в советские годы исследований не соответствовал современным требованиям, поэтому сегодня для подготовки bankable feasibility study требуется значительное время.

Сейчас мы проектируем предприятие и сопутствующую инфраструктуру, этот процесс должен завершиться в 2012 г.. Однако уже сегодня можно говорить о существенном — на десятки % — снижении себестоимости добычи, капитальных и операционных затрат. Применяемые инновационные технологические решения позволят в том числе повысить энергосбережение и улучшить экологические параметры проекта, выведя его на современный уровень. Наша задача — добиться экономической эффективности. Мы считаем, что с учетом сегодняшних методов добычи такая возможность существует.

— Но два г. назад говорилось, что срок начала добычи на Эльконе — это 2015 г.. Сейчас он сдвинут к 2020 г..

— Прогнозы до получения лицензии и проведения предварительного ТЭО строились на базе той геологической информации, которая осталась нам с 70-х годов. Эти документы говорили, что Элькон полностью разведан, экономическая эффективность проекта представлялась сомнительной. Мы начали предпроектные работы, опытные испытания, усовершенствовали технологии и теперь имеем реальное представление относительно сроков запуска предприятия. Мне бы не хотелось называть точный г. начала добычи. В случае необходимости можно завершить все работы в кратчайшие сроки, как с ППГХО в С.С.С.Р: в 1966 г. было принято решение о начале освоения, а уже в 1969 г. с открытого карьера пошел , так как срочно требовалось сырье. Однако сегодня с точки зрения добычи урана у АРМЗ на следующие 15-20 лет сложилась комфортная ситуация. Эльконский проект будет развиваться в сотрудничестве с иностранными инвесторами, которые должны будут гарантировать сбыт и финансовую стабильность проекта в перспективе.

— Понятен ли список инвесторов проекта?

— Одним из претендентов является японская Mitsui. Вопрос в том, хотим ли мы привлечь инвесторов на текущем этапе. В случае с Mantra Resources было много желающих войти в компанию до окончания prefeasibility study: перспективы проекта в Танзании уже были очевидны. Однако в этом случае цена входа была бы более низкой. Инвесторы заинтересованы в том, чтобы войти в Эльконский проект на более ранней стадии. Нам же необходимо привлечь тех инвесторов, которые заплатят за проделанную нами работу. Мы прекрасно понимаем, что месторождение находится на нашей территории, значит, ответственность за проект как оператор будет нести АРМЗ. Если проект экономически эффективен, недостатка в инвесторах не будет. А если по результатам feasibility study он окажется неэффективным, какие бы инвесторы ни вошли в него сегодня, проект станет источником проблем.

— При текущих ценах на Элькон уже получается экономически эффективным?

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2019 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.