О планах по добыче урана от гендиректора АРМЗ ВАДИМ ЖИВОВА «Атомредметзолото»

В 2010 г. урановый холдинг «Атомредметзолото» (АРМЗ) вышел на международную арену, выкупив контроль в канадской Uranium One, и намерен продолжать зарубежную экспансию. О том, как холдинг намерен развивать свои проекты и как собирается вернуть затраты на скупку активов, «Коммерсант» рассказал гендиректор АРМЗ ВАДИМ ЖИВОВ.
— В течение 2009-2010 годов АРМЗ резко увеличило свой бизнес, активно входя в проекты за рубежом. Помимо приобретения 51% акций Uranium One (U1), в которой АРМЗ объединило уранодобывающие активы Казахстана, заключено соглашение с Монголией по СП на Дорнодском месторождении. А в конце 2010 г. АРМЗ неожиданно объявило, что хочет выкупить 100% акций компании Mantra Resources с месторождениями в Африке. В чем необходимость скупки уранодобывающих активов за рубежом?

— Стратегическая задача АРМЗ, поставленная перед нами госкорпорацией «Рос_Атом» и правительством РФ, войти в число крупнейших уранодобывающих компаний. Рос_Атом сегодня реализует масштабную программу сооружения А.Э.С за рубежом. Наша задача — гарантировать ее сырьевое обеспечение. Мы планируем к 2015 г. стать первой по объему производства уранодобывающей компанией мира и довести добычу до уровня 15,1 тыс. тонн в г.. Выйти на этот уровень в сжатые сроки можно лишь за счет слияний и поглощений.

Когда мы начинали международную экспансию, у нас были незначительные стартовые возможности в виде доли в предприятии «Заречное» в Казахстане. В 2009 г. мы серьезно нарастили ресурсную базу в этой стране, консолидировав российскую часть долей в СП по добыче урана и развивая их в сотрудничестве с нашим стратегическим партнером НАК «Казатомпром». Казахстан — это Саудовская Аравия уранового мира, там присутствуют все ведущие игроки, следует жесточайшая конкурентная борьба за ресурсы. Следующим шагом стала сделка по обмену активами с Uranium One, в результате которой АРМЗ стало ее крупнейшим акционером. Эта стратегия принесла свои результаты: уже в 2009 г. нам удалось по сравнению с 2008 г. нарастить добычу на 25% — до 4624 тонн. По итогам 2010 г. мы увеличили добычу еще на 12% — до 5174 тонн. В 2010 г. АРМЗ стало владельцем контрольного пакета Uranium One. Компания станет для нас платформой для глобального роста.

Сейчас нам необходима дальнейшая географическая диверсификация. Мы полагаем, что до 2020 г. порядка 70% роста уранодобычи будет приходиться на Казахстан и страны Африки. За последние годы мы укрепили свои позиции в Казахстане. Наша работа базируется на утвержденной в 2006 г. Комплексной программе российско-казахстанского сотрудничества в области использования атомной энергии в мирных целях, включающей широкий спектр совместных проектов, в том числе в области уранодобычи. К 2011 г. мы реализовали большую часть намеченных в программе шагов. Сейчас мы планируем серьезно расширить свое присутствие в африканском регионе. Первым серьезным шагом в этом направлении стала сделка с Mantra Resources.

При этом необходимо понимать, что мы не ставим перед собой задачу «копай больше, кидай дальше». АРМЗ должно оставаться в сегменте с себестоимостью добычи ниже $80 за 1 кг урана. Эта стратегия позволит российской атомной отрасли в целом и нам, как горнодобывающей компании, сохранять устойчивость в условиях любого кризиса.

— Почему для продолжения зарубежной экспансии была выбрана Mantra?

— Причин много. Мы все время находились в процессе переговоров и с другими игроками. Расчетная себестоимость добычи на крупнейшем месторождении компании Mantra Resources в Танзании — Мкужу Ривер — сравнима с нашими рудниками в Казахстане. У U1 уникальные урановые активы с одной из самых низких в мире себестоимостей — порядка $18 за фунт закиси-окиси урана.

У месторождения Мкужу Ривер очень неглубокое залегание рудного тела, которое может быть отработано карьерным способом добычи. Например, на месторождениях Приаргунского производственного горно-химического объединения (ППГХО) мы добываем руду подземным способом на глубине 800 м. Руды на Мкужу Ривер залегают в рыхлых песчаниках, и буровзрывные работы не требуются, , образно говоря, можно лопатой добывать. Кроме того, Mantra на протяжении последних двух лет постоянно наращивала свои урановые ресурсы: у компании есть поисковые лицензии в различных регионах Танзании, а также в Мозамбике. Поэтому перспектива дальнейшего расширения сырьевой базы нам видится значительной. Пока Mantra провела разведку лишь на 10% своей территории, возможно, будут обнаружены новые месторождения.

— Есть ли у Mantra Resources лицензия на добычу урана?

— В настоящий момент нет, но покупка компании, не имеющей лицензии на добычу,— это стандартная практика для стран Африки. В этих странах для отказа в выдаче такой лицензии должны быть очень серьезные основания. Если вы провели исследования по влиянию на окружающую среду, получение лицензии скорее процедурный вопрос. Сейчас заявка на получение лицензии на добычу находится на рассмотрении в Министерстве энергетики и полезных ископаемых Танзании. Мы считаем, что аналогичных проектов в мире практически нет и это одно из лучших месторождений. К тому же над реализацией проекта в Mantra работает очень мощная и опытная команда специалистов.

— Раз у Mantra такие хорошие активы, значит, должна была быть конкуренция за эту компанию?

— Сегодня нужен многим, это «модное» сырье, но для работы в этой отрасли у вас должны быть одновременно опыт добычи, финансовые ресурсы и собственные потребности в уране. Сегодня нашими основными конкурентами являются энергокомпании. Например, корейская KEPCO будет строить четыре энергоблока А.Э.С в Объединенных Арабских Эмиратах. Ей необходимо обеспечить этот контракт топливом на время жизни реакторов. Энергокомпания начинает искать месторождения, чтобы дать ОАЭ гарантию своего реального участия в разработке месторождений. Но они предлагают выкупить 30% уранодобывающего актива плюс подписать off-take-контракт, под который владельцы месторождения могут получить кредит в банке и достроить предприятие. Выглядит очень симпатично — но лишь для энергокомпании.

Компании, которые специализируются на подборе перспективных урановых площадей, доведении их до стадии добычи для последующей продажи, несут колоссальные риски, связанные с геологоразведкой. Из 100 площадей в производство могут быть запущены 5-6. Опыта разработки урановых месторождений у них, как правило, немного: например, у команды Mantra есть большой опыт строительства разного рода предприятий, но не уранодобывающих. Поэтому компания ищет партнеров, у которых уже есть экспертиза работ по урану. Ни у корейских, ни у китайских, ни у американских энергокомпаний, которые являются нашими конкурентами, такой экспертизы нет. С другой стороны, продав 30% месторождения, компания уже не получит за него тех денег, на которые могла бы надеяться, потому что стратегический инвестор ее уже не сможет купить. Компания будет вынуждена строить предприятие самостоятельно и нести все риски, отвечая перед миноритариями. Мы же выкупаем проект целиком, значит, акционеры Mantra могут получить свою премию полностью.

— Как долго следовали переговоры с Mantra Resources?

— С сентября 2009 г.. Mantra не хотела продавать месторождение до тех пор, пока оно не было полностью капитализировано за счет масштабной геологоразведки. С тех пор они увеличили запасы урана на Мкужу Ривер с 40 млн фунтов (около 15 тыс. тонн) сначала до 80 млн фунтов (около 31 тыс. тонн), а сейчас уже до 102 млн фунтов (более 39 тыс. тонн). Mantra провела prefeasibility study, сейчас они заканчивают bankable feasibility study. Это означает, что компания упакована и подготовлена для продажи тем, кто желает зайти в нее с минимальными рисками. Поэтому наши переговоры активизировались в сентябре 2010 г. и продолжались около трех месяцев.

— То есть Mantra покупалась на пике стоимости?

— Пик стоимости определяется мировой конъюнктурой и связан, например, с ценой на . Mantra продается с максимумом добавленной стоимости, которую нынешняя команда менеджеров может дать проекту. В дальнейшем могут возникать риски другого типа, например, риск ошибок при начале строительства. На последующих этапах реализации проекта потенциальные покупатели могут из-за этих ошибок предложить меньшую цену. Поэтому лучше продавать объект так, чтобы новый стратегический инвестор не исправлял чужие ошибки, а достраивал рудник «под себя».

— Сумма $1,2 миллиард, которую вы готовы платить, многими оценивается как довольно высокая…

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2018 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.