О перспективах развития газохимии в России. Интервью с Президентом СИБУРа Дмитрием Коновым

– Дмитрий Владимирович, Президент РФ Дмитрий Медведев объявил курс на модернизацию российской промышленности, которая подразумевает в том числе и развитие перерабатывающих производств. На практике уже произошли какие-то положительные изменения?

– Про кардинальные изменения в газохимической отрасли говорить пока рано – во-первых, в силу длительности инвестиционного цикла, а во-вторых, в связи с финансово-экономическим кризисом. Однако можно отметить, что руководство страны стало уделять пристальное внимание развитию перерабатывающих производств.

Президент страны объявил о необходимости модернизации российской экономики, состоялось правительственное совещание, посвященное развитию химической промышленности. В ноябре минувшего г. его провел в Нижнекамске премьер-министр В.Путин. По итогам совещания были намечены основные направления государственной политики: стимулирование внутрироссийского потребления нефтехимической продукции, упрощение нормативов для строительства нефтехимических объектов, создание инфраструктуры для транспортировки легкого углеводородного сырья к центрам нефтехимической индустрии и, наконец, борьба с монополизмом во всех его видах, среди как производителей, так и потребителей.

Наши специалисты активно участвовали в подготовке документов к этому совещанию, поэтому мы приветствуем все обозначенные направления работ. Однако реализация данных мероприятий требует взвешенного подхода со стороны государства – с тем, чтобы не допустить конфликта интересов с другими секторами экономики. Например, стимулирование использования полимерных труб приведет к снижению спроса на металлические трубы, а применение полимерных битумов и георешетки в автомобильных дорогах, продлевающих срок их эксплуатации, невыгодно ремонтным организациям. Разрешение этих противоречий возможно через создание нормативных стандартов, поощряющих использование наиболее эффективных материалов.

– Но ведь российская промышленность должна развиваться, следовательно, ей понадобится больше полиэтилена, полипропилена и другой нефтехимической продукции. В частности, это касается автомобильной отрасли.

– Действительно, за последние 20–30 лет автомобиль претерпел существенную эволюцию. Главными задачами автомобилестроителей стали обеспечение безопасности пассажиров и экономия топлива. Поэтому всё больше деталей изготавливается из пластиков, что делает столкновения автомобилей менее опасными, а за счет снижения веса машин повышается их экономичность. Очевидно, что если в Рф будет увеличиваться выпуск автомобилей, то это обязательно приведет к повышению спроса на продукцию нефтехимии.

– В своих проектах по созданию новых мощностей вы рассчитываете больше на экспорт или на внутренний рынок? Например, по полипропилену?

– И на внутренний рынок, и на экспорт. Что касается полипропилена, то мы движемся в сторону специализации площадок в Томске, Москве и Тобольске на разных видах и марках полипропилена.

– А может быть, нужно разделить эти площадки не только по видам продукции, но и по рынкам сбыта? Томский и Тобольский заводы расположены недалеко от Китая, а Москва ближе к европейским рынкам.

– Экономика в данном случае несколько иная. К примеру, производство гомополимеров в Тобольске и доставка их в Москву обойдутся дешевле, чем выпуск аналогичного продукта на Московском НПЗ. Это связано с дешевизной сырья и эффектом масштаба в Тобольске. Чем больше комплекс, тем ниже себестоимость на тонну продукции. В конце 2012 г. мы запустим в Тобольске новый комплекс по производству полипропилена мощностью 500 тыс. т в г.. Целевые рынки – это Россия, Западная Европа и северный Кнр. Мощности в Томске и Москве будут играть вспомогательную роль и выпускать более диверсифицированную продуктовую линейку.

В настоящее время по уровню потребления пластиков Россия существенно отстает от стран с сопоставимым уровнем экономического развития, так что увеличение спроса неминуемо. В первую очередь это касается строительной отрасли, упаковочной промышленности и автомобилестроения. С другой стороны, наша страна не имеет предпосылок для того, чтобы стать центром переработки химической продукции и поставлять, например, комплектующие для автомобилестроения на экспорт. Слишком высока в Рф стоимость рабочей силы, дорога логистика, да и демографическая ситуация пока не внушает оптимизма. Вместе с тем даже локализация производства автокомпонентов в Рф вслед за созданием новых сборочных производств уже будет означать высокие темпы роста спроса на базовые полимеры.

– В ближайшие годы в Ямало-Ненецком автономном округе будет увеличиваться добыча так называемого жирного газа (из валанжинских и ачимовских залежей), который богат этаном, пропаном, бутаном и т. д. Вы собираетесь участвовать в его переработке?

– Сегодня нет точных данных об объемах жирного газа, которые может добывать «Газпром» и другие компании. А без этого невозможно определить мощность необходимых газоперерабатывающих и газохимических комплексов. Мы ведем постоянные переговоры с «Газпромом» и всеми другими производителями углеводородного сырья, чтобы получить цельную картину и на ее основе подготовить детальные расчеты.

В настоящее время обсуждается несколько проектов. Самым крупным из них является «ТрансВалГаз», который предусматривает строительство ГПЗ для переработки жирного газа из Западной Сибири и химического комплекса в европейской части для производства крупнотоннажных полимеров. Могу однозначно сказать, что долгосрочная стратегия СИБУРа связана с участием в проектах по переработке валанжинского и ачимовского газа.

Кроме того, в случае подтверждения ресурсной базы мы готовы принять участие в создании Заполярного ГПЗ. Мин_Энерго сейчас рассматривает и формирует программу комплексного освоения месторождений севера Красноярского края и Ямало-Ненецкого автономного округа. В рамках этой программы формируется ресурс попутного нефтяного газа (П.Н.Г.). Один из вариантов его использования – это строительство ГПЗ в районе Заполярного месторождения. Проект вполне может оказаться эффективным, поскольку от Заполярки до нашего самого северного завода, Губкинского ГПК, около 300 км. Учитывая, что Губкинский ГПК скоро будет интегрирован в единую систему транспортировки ШФЛУ СИБУРа, мы сможем стать как минимум покупателем жидких фракций с Заполярного ГПЗ, построив 300-километровый продуктопровод. Очевидно, что это будет самый эффективный вариант вывоза продукции.

Мы ведем интенсивный диалог с «Газпромом» и о других формах сотрудничества. В настоящее время СИБУР закупает ШФЛУ по рыночным ценам у Сургутского ЗСК, входящего в состав ООО «Газпром переработка». Если мы будем строить новые мощности по переработке этого сырья, то в цену ШФЛУ нужно будет включить инвестиционную составляющую. В противном случае прибыльность наших проектов будет отрицательной. Подобная экономическая модель работает во всем мире. Например, в Саудовской Аравии этан продается создателям газохимических комплексов на 70–80% дешевле его рыночной стоимости. В результате в этой стране развивается стремительными темпами. Скорее всего, в ближайшие годы производство полимерной продукции в Европе будет стремительно сокращаться, так как оно не сможет выдержать конкуренции с поставками с Ближнего Востока.

Добыча жирного газа будет возрастать, поэтому в любом случае придется определиться с вариантами его использования. Учитывая, что ‘‘Газпром» отнес газохимию к непрофильным направлениям деятельности, возможно, будут найдены те или иные формы сотрудничества с отраслевыми игроками.

– А почему бы СИБУРу и «Газпрому» не создать совместные предприятия, которые построят газохимические мощности и будут продавать готовую продукцию? Вкладом «Газпрома» в эти СП стало бы дешевое сырье, а СИБУР поделился бы прибылью от сбыта. В вашем же варианте получается, что «Газпром» фактически финансирует строительство новых мощностей за счет поставок дешевого сырья, а прибыль будет получать СИБУР.

– Такой вариант тоже рассматривается, однако делать какие-либо расчеты по цене на сырье и формату партнерства пока рано.

– Давайте поговорим о восточных проектах. Месторождения Восточной Сибири содержат значительные объемы этана, пропана, бутана и т. д. Где, на ваш взгляд, должны появиться газоперерабатывающие и газохимические предприятия? Какую роль в их создании может сыграть СИБУР?

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2018 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.