О Богданчикове, подведение итогов работы

Я так к ней привязан«, — сказал о «Роснефти» пару дней назад (цитата по «Интерфаксу»). Вся его карьера была связана с этой компанией: начинал 24-летний в 1981 г. оператором подземного ремонта скважин «Оханефтегаздобычи» (сейчас — одно из подразделений госкомпании), а последние почти 12 лет руководил «Роснефтью»в Москве.

Самым серьезным испытанием в карьере несколько лет назад называл проблемы, которые ему пришлось решать на Сахалине. Руководителем «Сахалинморнефтегаза» он стал в 1993 г., формально был утвержден в должности в 1994 г. Предприятие тогда было в предбанкротном состоянии, рассказывает бывший подчиненный Богданчикова: при добыче в 1,5 млн т нефти 25 000 работников, в том числе социальные службы, ЖКХ и проч. Всем нужно платить зарплату, а Хабаровский край не платит за нефть и газ. А в мае 1995 г. на Сахалине случилось страшное землетрясение. тогда был на острове и вместе с МЧС участвовал в спасательной операции — почти вся техника была «сахморовская», там других предприятий-то и нет, рассказал собеседник «Ведомостей». За ту спасательную операцию получил 1-ый орден Почета. Потом постепенно жизнь наладилась и в компании, а Богданчикова перевели в Москву, вспоминает его знакомый.

Бывший министр энергетики Юрий Шафраник увидел талантливого и перспективного руководителя и в 1997 г. перевез в Москву, рассказывает Александр Темерко, утверждающий, что долгое время был приятелем Богданчикова. Президентом «Роснефти» стал в октябре 1998 г. На этот пост тогда было два претендента: и Зия Бажаев, вспоминает бывший сотрудник компании. «Нефтяное сообщество поддерживало Бажаева, считалось, что он лучше подкован с экономической точки зрения, но [тогдашний премьер Евгений] Примаков сделал ставку на Богданчикова: он не успел попасть под влияние одной из нефтяных группировок, а значит, вряд ли позволит растащить «», — говорит собеседник «Ведомостей».

«В «» я шел без каких-либо условий. Тогда правительство Примакова пригласило меня, подписало распоряжение, и я стал работать. Я не задавал даже вопросов, какая у меня будет зарплата, рассказывал « “Ведомостям” в 2004 г. Тогда в “Роснефти” была аховая ситуация, вспоминает бывший подчиненный Богданчикова: основной актив — “Пурнефтегаз” был уже выведен (38% акций продали за $10 млн), акции добычных “дочек” заложены, Туапсинский завод почти банкрот, а в Комсомольском НПЗ потеряна управляемость». Правительство попыталось продать 75% плюс 1 акция «Роснефти», но не нашло покупателей. К 2000 г. основную часть активов вернули: «Пришлось выцарапывать, вспоминает бывший подчиненный Богданчикова, — что-то у олигархов, что-то у бандитов».

Одним из олигархов был совладелец и член совета директоров «Вимм-билль-данна» Давид Якобашвили: «У меня было 44% “Краснодарнефтегаза”, и я делал предложение — или выкупить акции предприятия у “Роснефти”, или продать им свои. Переговоры длились долго, но в итоге мы пришли к согласию, и я благодарен, что все так закончилось. Сейчас мы встречаемся [с Богданчиковым] во многих местах — и в Давосе, и на других мероприятиях. Близких отношений у нас нет, но после того, что у нас было, — добрая улыбка и рукопожатие», — говорит Якобашвили.

«» была очень агрессивной компанией, вспоминает работающий с нею банкир: влезала в долги, покупала активы (к примеру, в 2003 г. приобрела «Северную нефть» за $600 млн). Богданчикова критиковали за высокий уровень долга, но он любил рисковать, отмечает он.

«Не судьба»
В 2005 г. «» должна была исчезнуть — о поглощении компании «Газпромом»в сентябре 2004 г. объявил тогдашний президент Владимир Путин. Акции госкомпании правительство хотело обменять на бумаги «Газпрома» — до контроля государству не хватало 10,74% акций концерна, но такой пакет скупили «дочки» монополии. Богданчикова даже назначили руководителем ООО «Газпром нефть», которая и должна была стать акционером «Роснефти».

сначала говорил, что спокойно отнесся к известию о поглощении «Роснефти»: «Если ты менеджер, а не собственник компании, то было бы странным воспринимать это известие иначе. Это право собственника решать, как быть с компанией — продать ее, присоединить или сделать что-то еще». Хотя тут же написал письмо Путину, в котором изложил особое мнение. С одной стороны, он рассуждал о структуре и активах будущей «дочки» «Газпрома», намечал производственные планы (в 2005 г. компания должна была добыть 36 млн т — 24 млн дали бы активы «Роснефти», 12 млн — нефтяные активы «Газпрома»), а с другой — делал все возможное, чтобы сделка не состоялось.

Помогла продажа «Юганскнефтегаза», первого и основного актива ЮКОСа. Его должна была покупать «Газпром нефть», но концерн испугался иностранных судов, и «Юганск» за $9,4 млрд купила загадочная «Байкалфинансгруп», которую через пару дней за 10 000 руб. приобрела «». После этого сделка по ее поглощению «Газпромом» начала разваливаться.

Богданчиков шел на открытые конфликты с председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером, рассказывали очевидцы. В эфире НТВ Миллер рассказал, как будет проходить сделка: государство получает более 50% акций в «Газпроме» в обмен на 100% акций «Роснефти» без «Юганскнефтегаза». Последний станет самостоятельной госкомпанией, возглавит которую Богданчиков, объявлял Миллер.

Богданчиков стоял рядом и ничего не отрицал. Но вечером того же дня «Роснефть» заявила, что Миллер высказывал личное мнение, а схема на самом деле предусматривает обмен части активов «Роснефти» на пакет «Газпрома». Затем «Роснефть» назвала это сообщение технической ошибкой.

Как бы то ни было, в итоге от слияния отказались, «Роснефть» сохранила самостоятельность и получила актив, вдвое превышающий ее тогдашнюю добычу (сейчас «Юганск» приносит компании треть ее нефти).

Через несколько лет, отвечая на вопрос, почему слияние так и не состоялось, Богданчиков ответил коротко: «Не судьба».

И все же «Роснефть» помогала государству получить акции «Газпрома»: за счет денег, вырученных от размещения акций нефтяной компании в 2006 г., государство и выкупило пакет «Газпрома».

Долгие проводы
В 2007 г. «Роснефть» собрала и остальные активы ЮКОСа, для чего заняла $22 млрд. Сразу после этого начали говорить о скорой отставке Богданчикова. «Сергей считал, что это его заслуга в том, что компания получила активы ЮКОСа; проявлял все большую самостоятельность и неуправляемость», — рассказывает бывший приятель Богданчикова. Сечину все это не нравилось; он ставил своих людей в «Роснефть» и пытался всячески ограничить топ-менеджера (в 2009 г. «Роснефть» внесла поправки в устав, снижающие самостоятельность президента). Сам Богданчиков об отношениях с Сечиным всегда отвечал лаконично: «рабочие».

За последние несколько лет Богданчиков потерял почти всю команду — в основном из-за решений Сечина, рассказывали сотрудники «Роснефти». «Сергей все пытался доказать, что он больший питерец, чем все питерцы, и больший чекист, чем все чекисты», — говорит Темерко. Он уверяет, что бывший приятель подставил его, написав в 2003 г. обвинительное письмо в Генпрокуратуру по поводу акций «Енисейнефтегаза» (речь идет о заявлении в Генпрокуратуру от 24 июня 2003 г. № СБ-478, в котором Богданчиков просил проверить, не является ли мошенничеством вывод акций «Енисейнефтегаза» со счета приобретенной «Роснефтью» Anglo Siberian Oil; копия есть у «Ведомостей»). «До этого момента с Сергеем у меня были очень хорошие, товарищеские отношения, — рассказывает Темерко. — Увидев это письмо в своем деле, поняв, что это политический заказ, я был очень расстроен». Но история с его отставкой показывает все отношение и то, что он так и не стал членом команды, вздыхает бывший менеджер ЮКОСа.

Контракт Богданчикова истек 29 июня, за две недели до этого прошло собрание акционеров «Роснефти». Все ждали, что вопрос о продлении срока или отставке будет решен в этот день. Богданчиков старался вести себя спокойно, терпеливо отвечая, что нужно подождать вечера. Сам он признался тогда «Ведомостям», что не знает, что решили. Не стало яснее и после собрания. «Мой контракт еще действует, поэтому вопрос и не может быть рассмотрен, — комментировал он итоги совета директоров, — или вы спрашиваете, как бы я проголосовал по этому вопросу?»

Была информация, что Богданчиков написал заявление об уходе, но знакомые президента «Роснефти» в это не верили. «Он не умеет сдаваться и сам точно не уйдет», — говорил бывший сотрудник «Роснефти».

Богданчикову будет непросто, сочувствует другой его знакомый: «Своего бизнеса у него не было, да он и не предприниматель по своей натуре, а типичный менеджер-государственник. Надеюсь, ему подыщут хорошую должность». Несколько лет назад Богданчиков говорил, что у него нет личного бизнеса: «А когда им заниматься?» Но тогда он признавался, что вкладывает деньги в акции российских компаний: «Я покупаю конкретные акции конкретных предприятий, каких именно — секрет. Но это не основной мой заработок».

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.