НГ: Киотский протокол: коррупция из воздуха

Ответственным по российским международным обязательствам сделали Сбербанк. Это не выгодно России, но на руку чиновникам

Когда пытаешься понять логику российских чиновников, принимающих важнейшие государственные решения, иногда впадаешь в ступор. Пока не вспоминаешь: главной отличительной чертой современного государственного устройства (вертикаль власти) является то, что оно чрезвычайно удобно для извлечения собственной выгоды и абсолютно неприменимо в вопросах выгоды общественной.

…Энергетическая эффективность и модернизация промышленности стала четвертой главной бедой России. Вот и президент Медведев отмечал: с «проблемой энергоэффективности все очень плохо — одна болтовня на эту тему». И чтобы от слов перейти к делу, решил запретить лампы накаливания и обязать всех граждан приобретать энергосберегающие лампочки. В общем, как всегда: если власть не может решить проблему — решать ее будут «простые люди» за свои деньги.

«Новая» уже писала о том, что наша страна, упустившая миллиарды «живых» евро, к 2012 году могла частично модернизировать свою промышленность и повысить ее энергоэффективность за счет иностранных инвесторов (см. №72 от 8 июля 2009 года). Сделать это можно было, используя механизмы Киотского протокола.

В мае 2007 года правительство утвердило постановление №332, которое определило Минэкономразвития в качестве координационного центра по подготовке и утверждению заявок на проекты совместного осуществления (ПСО). Была проработана вся законодательная и нормативная база, и в министерство начали поступать заявки. К 2009 году их набралось уже около 125 с углеродным потенциалом в 240 млн тонн СО2-эквивалента, что в денежном выражении составляет примерно 3,5—4 млрд евро. Но ни одна из заявок до сих пор не была утверждена. Своей очереди ждут такие компании, как «Роснефть», «Газпром», СУЭК, «Лукойл», «Сургутнефтегаз»… Среди инвесторов — Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, уполномоченные организации правительств Германии, Австрии, Дании, Испании…

Инвесторы, как и представители крупнейших российских предприятий, недоумевали: с чем может быть связана столь длительная задержка и почему страна так беспечно отказывается от бесплатных инвестиций в свою промышленность и многомиллиардных прибылей? Обращения к Станиславу Воскресенскому, заместителю министра экономического развития, курирующему , и первому зампреду правительства Игорю Шувалову, также ответственному за это направление, ни к чему не приводили. Комиссия, которую возглавляет Воскресенский, уже более года фактически не работает, занимается ли замминистра этой проблемой — неизвестно.

Практически все опрошенные нами эксперты, оценивая такое поведение чиновников, находили два ответа. В 2004 году Владимир Путин принял личное решение о ратификации Киотского протокола, несмотря на бурную дискуссию вокруг него. Как говорят, его в этом убедили хорошие друзья: канцлер Шредер и президент Ширак, пообещав взамен посодействовать в вопросе вступления России в ВТО. Одним из инициаторов подобной схемы, как уверяют наши источники, был и господин Шувалов.

Россию, как известно, с ВТО «кинули», и подойти к обиженному премьеру по поводу Киотского протокола теперь никто не решается (даже зампреды правительства). Что же касается чиновников более мелкого уровня, то их позицию эксперты, знакомые с работой органов госвласти, объясняют просто: если бы они понимали, как извлечь собственную выгоду из киотских механизмов, то и действовали бы активнее, а так как вся процедура утверждения и реализации находится под контролем международных организаций, то и заработать на ней чрезвычайно сложно.

Три месяца назад, в конце июня, премьер Путин подписал одно чрезвычайно важное распоряжение — №884-р. Над смыслом и истинными причинами появления этого документа специалисты размышляют до сих пор. Распоряжение гласило: «В целях реализации статьи 17 Киотского протокола… определить, что организацией, уполномоченной участвовать в «торговле выбросами» парниковых газов… является ОАО «Сбербанк России».

Минэкономразвития России с участием МИДа России и Сбербанка провести переговоры… о подготовке к заключению международных договоров Российской Федерации с иностранными государствами, касающихся участия в торговле выбросами парниковых газов…

Минэкономразвития России с участием Сбербанка внести в Правительство предложения о внесении изменений в постановление Правительства от 28 мая 2007 г. №332 «О порядке утверждения и проверки хода реализации проектов, осуществляемых в соответствии со статьей 6 Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата».

С одной стороны, можно радоваться, что обида прошла и Россия наконец-то будет получать инвестиции. С другой — удивляют все три пункта этого распоряжения.

Во-первых, почему премьер Путин решил, что ответственным по международным российским обязательствам должна стать коммерческая, пусть и чрезвычайно приближенная к государству, структура? Единственный логичный ответ: нынешний председатель правления Сбербанка Герман Греф в 2007 году являлся министром экономического развития и сторонником использования механизмов Киотского протокола. Однако даже несмотря на это, подобный шаг — делегирование государственных обязательств коммерческой структуре — выглядит сомнительно. Хотя бы по той причине, что большинство крупных российских компаний являются клиентами банка. По Схеме зеленых инвестиций деньги от проданных государством квот поступают в бюджет или специализированный внебюджетный фонд (в данном случае, видимо, при Сбербанке), а далее по усмотрению государства (а скорее всего, по выбору банка, государство представляющего) передаются конкретным предприятиям. И как Сбербанк будет выбирать среди своих клиентов?..

Во-вторых, умилительным выглядит второй пункт, которым предписывается провести переговоры с иностранными государствами или представляющими их интересы фондами о продаже российских квот. Это спустя полтора года после начала зачетного периода, установленного Киотским протоколом? При этом западные компании и государства, в силу того, что пока не утверждена ни одна заявка на ПСО по статье 6 протокола, уже не сильно доверяют России в качестве партнера для сотрудничества и в рамках статьи 17. К тому же за длительный период бездействия наших чиновников инвесторы уже успели уйти на другие рынки — в Чехию, Украину, Индию, Китай…

В-третьих, последний пункт распоряжения №884-р фактически отменил предыдущий механизм утверждения заявок на ПСО. В принципе, как считают эксперты, несмотря на многочисленные недостатки предыдущей процедуры утверждения заявок, она вполне позволяла работать, под нее была полностью сформирована вся законодательная и нормативная база, и некоторые проекты уже были согласованы на всех уровнях, ждали только отмашки. Каким будет новый механизм, пока не знает никто. Кто будет принимать окончательное решение по конкретной заявке — Минэкономразвития, Сбербанк или независимый экспертный совет с представителями этих организаций, пока вопрос без ответа.

И тем не менее последние решения многие представители российских и зарубежных углеродных компаний восприняли с воодушевлением. Во-первых, о проектах впервые за полтора года — пусть так — но вспомнили. Во-вторых, инвесторы посчитали, что Владимир Путин под давлением бизнеса и непрекращающейся критики со стороны Запада просто решил снять с себя ответственность, передав всю киотскую эпопею Грефу.

Однако спустя три месяца после выхода этого премьерского распоряжения воодушевление инвесторов сошло на нет. Согласно документу, изменения в процедуру утверждения заявок должны были быть внесены до 1 августа 2009 года. Это до сих пор не сделано. Президент Медведев только в августе (после письма его помощника Аркадия Дворковича) также дал указание зампреду правительства Шувалову — внести изменения до 1 сентября 2009 года. Шувалов, в свою очередь, переадресовал все эти требования министрам экономического развития и иностранных дел — Эльвире Набиуллиной и Сергею Лаврову. На этом — все.

Кроме того, с момента выхода распоряжения №884-р Минэкономразвития перестало принимать заявки на проекты совместного осуществления (ПСО), мотивируя это тем, что сама процедура их утверждения пока неизвестна. Хотя о некоторых возможных нововведениях говорят уже сейчас. Так, правительство планирует ограничить возможность совместного осуществления проектов и снизить лимит на передаваемые единицы сокращения выбросов с 300 млн тонн СО2-эквивалента до 100 млн тонн (по другим данным, до 50).

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2018 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.