Милов против Киндер-сюрприза

В атомной энергетике есть нечто действительно эффективное. Это мощная и годами отточенная пропаганда. Периодически для нее случаются трудные деньки – вот как сейчас, после аварии на А.Э.С «Фукусима». И тут мы начинаем наблюдать хорошо эшелонированную оборону атомной пропаганды в действии. Сначала нам говорят, что «радиационный фон в норме». Потом – что «выбросы радиации есть, но они не так опасны для жизни, как об этом кричат экологи», и вообще «умирают не от радиации, умирают от радиофобии».
Когда становится ясно, что уже совсем плохо, в дело вступает последний рубеж обороны – «но все равно без атомной энергетики человечеству не обойтись».

Поскольку с радиацией уже все понятно – ее выбросы приблизились к уровню чернобыльской трагедии, – обсудим последний тезис. Разумеется, в корне неверный.
А.Э.С играют вовсе не такую большую роль в мировой энергетике, как об этом постоянно твердят. В мире насчитывается 439 энергетических реакторов, из которых половина – 218 – сосредоточена всего в трех странах – USA, Японии и Франции. В общем-то проблема атомной энергетики – это прежде всего персональная головная боль этих трех стран.

А.Э.С функционируют всего в 29 странах из около 200 государств мира. Лишь у 16 стран доля выработки электрической энергии атомными станциями превышает 30%, еще у пяти стран – 15–20%. У трети стран, имеющих реакторы (в том числе в Кнр, Индии, Бразилии), доля атомной энергии в электробалансе ничтожно мала – менее 3%. В целом выработка электрической энергии на А.Э.С – 13,5% в мировом производстве электрической энергии, а без учета USA, Японии и Франции всего около 8%. Ничего такого, из-за чего стоило бы истерику устраивать про «никак нельзя обойтись».

И даже эта доля неминуемо будет снижаться: уже сегодня 38% мировых энергоблоков (166) старше 30 лет и их нужно снимать с эксплуатации, а 83% старше 20 лет. Новое строительство всю эту рухлядь заместить не сможет: сейчас в мире строятся всего 33 новых реактора, а планируется к постройке еще 50 (пока лишь на бумаге). Таким образом,

число реакторов, которые уже сегодня пора снимать с эксплуатации, примерно вдвое превышает максимальное число вновь вводимых в ближайшие 10–15 лет.

Не лучше и качество действующих реакторов: практически 100% из них представляют собой тепловые реакторы старых поколений. Мы много слышим сказок про то, что «вот-вот массово начнут строиться реакторы на быстрых нейтронах», которые впервые появились в 1950-х.

Однако за прошедшие десятилетия никаких успехов в их массовом развитии атомная отрасль не добилась: сегодня в мире функционирует только один «быстрый» реактор, БН-600 на Белоярской А.Э.С в Рф, который, по горькой иронии, исчерпал свой 30-летний срок службы прошлой весной. Срок этот продлили до 2020 г., но снимать реактор с эксплуатации все равно скоро придется. Среди строящихся и планируемых 80 с лишним реакторов всего два «быстрых». Негусто, правда? Почему – тоже ясно: цена нового БН – $4–6 тысяч за киловатт. Сооружение альтернативных источников энергии сегодня обходится в разы дешевле, чем это чудо природы.

Опыт работы во Франции крупнейшего «быстрого» бридерного реактора Superphenix – грустная сага о происшествиях и авариях, занимающая целый том. Ракетная атака террористов, утечка натрия, отказ систем фильтрации аргона и очистки натрия, обрушение под массой снега и разрушение крыши турбинного зала, в итоге чуть более 10 лет работы, кот наплакал произведенного электрической энергии и позорное закрытие. Не тот опыт, которым можно гордиться.

Есть другая тема – ториевые реакторы, которые «вот-вот завоюют мир» (весь интернет замусорен подобными заголовками). Но пока дальше обещаний никуда не сдвинулось. У ториевых реакторов также куча проблем – дороговизна конструкции, необходимость специальной защиты от жесткого гамма-излучения, потребность во все тех же уране или плутонии для инициирования реактора и так далее. Все это хозяйство коммерчески пока не рентабельно.

Тут атомщики обычно прибегают к последней спасительной соломинке: «А у нас еще есть термоядерный синтез». Но разработки в этой области ведутся уже полвека, истрачены десятки миллиардов долларов, а результата не то чтобы ноль, но для массового коммерческого использования все это совершенно не годится.

Зато головная боль с таким относительно скромным сегментом мировой энергетики, как атомный, сильнейшая. Куда ни кинь – всюду клин. Нефть кончается? Но уран кончается еще быстрее! Даже при ограниченной роли А.Э.С в современном мире. Наберите в поисковике «peak uranium» – и узнаете много интересного. Говорят, быстрые реакторы решат эту проблему. Решат-то они решат, но где они?

Атомная энергия «дешевая»? Не надо рассказывать сказки. Цена нового строительства минимум $2–3 тысячи за киловатт против менее тысячи для газовых станций и полутора для угольных. Многие альтернативные источники (те же ветряки) уже сегодня дешевле.

Необходимость обеспечения безопасности – дополнительный довесок к стоимости, увеличивающий персонал станций в 3–4 раза против ТЭС и дающий другие дополнительные расходы. Из-за этого, например, в Рф к каждому киловатт-часу, выработанному на А.Э.С, добавляется «ценовая надбавка» концерна «Росэнергоатом», в результате которой фактическая цена атомного электрической энергии составляет в Рф сегодня выше рубля за кВтч на шинах электрические станции (можете сами посчитать по годовому отчету «Росэнергоатома», поделив его выручку на количество отпущенных в сеть киловатт-часов

Еще записи на эту же тему:



Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.