Кудрявый В.В: Реформы в электроэнергетике по-английски

Опыт радикальных английских реформ в электроэнергетике последние десять лет, безусловно, находится в центре внимания экспертов-аналитиков многих стран мира. Опыт Англии по либерализации рынка электроэнергетики, по разделению бизнеса на генерацию, транспорт, распределение и сбыт, так же как успехи инвестиционной деятельности, во многом лег в основу концепции реформирования, предложенной РАО «ЕЭС России» и Минэкономразвития России.

Чтобы объективно оценить английские реформы, необходимо прежде всего вернуться к исходному положению в электроэнергетике Англии начала 90-х годов, когда положение в экономике страны и открытие внутреннего рынка для европейской конкуренции требовали принятия всесторонних мер по повышению конкурентности промышленности.

Дело в том, что:

  • электроэнергетика Англии была в государственной собственности;
  • в 1989 г. приняли основной закон отрасли «Акт по электроиндустрии Англии и Уэльса», чаще называемый «Закон об энергоснабжении», в котором были четко расписаны роли всех участников реформ. Кроме того, были на государственном уровне приняты ряд нормативных актов, определяющих поведение и обязанности всех участников рынка (системный кодекс);
  • структура топливного баланса Англии имела явную перспективу улучшения за счет использования газа, получаемого с месторождений Северного моря.

Только этих трех условий достаточно, чтобы оценить то, что у правительства Англии, решавшего проблему преодоления экономического спада, были все возможные предпосылки как для принятия решения по структуре будущей электроэнергетики в интересах экономики страны и создания привлекательного инвестиционного климата, так и серьезного пополнения бюджета страны при приватизации отрасли.

К сожалению, российская энергетика не имеет в настоящее время ни одного из трех вышеперечисленных условий.

Как правило, к оценке реформ электроэнергетики Англии традиционно стало относиться понятие «радикальные» реформы. Но так ли это?

Свободное рыночное ценообразование в английской энергетике при проведении реформ было принято только для производства электроэнергии (генерации). Однако стоимость генерации английских электростанций составляет лишь 35% конечного тарифа для потребителей по сравнению с 60% стоимости генерации в тарифе российских потребителей.

Еще большее различие имеется по доле стоимости электроэнергии в внутреннем валовом продукте: стоимость электроэнергии составляет всего 1,4% в ВВП Англии по сравнению со стоимостью электроэнергии в ВВП России, составляющей 4,5%, т.е. очевидно, что организационная радикальность приватизации английской электроэнергетики полностью уравновешивалась малым экономическим риском.

Безусловно, столь кардинальные отличия исходного положения перед началом реформ нельзя не учитывать. Именно этим объясняется то, что в преддверии увеличения добычи собственного газа и предполагаемого строительства парогазовых установок правительством Англии были приняты решения о свободном ценообразовании по наиболее радикальному методу — маржинальным ценам на спотовом рынке электроэнергии, когда тариф для потребителей определяется максимальной ценой продавца. В этих условиях прибыльность электростанций, работающих на дешевом газе, позволила привлечь значительные инвестиции и обновить за десятилетний срок почти треть генерирующих мощностей без значительного увеличения тарифов на электроэнергию. Можно лишь повториться, что у российской экономики нет сейчас таких возможностей.

Государственная собственность в электроэнергетике позволила проводить реформы исходя из задач формирования оптимальной рыночной среды, не оглядываясь на частных владельцев. Это, безусловно, является преимуществом английских условий перед российскими реалиями реформ, которые намечаются в уже приватизированной отрасли и не могут не учитывать права и интересы акционеров.

Во время реформ было принято целесообразным:

  • выделить в отдельную энергокомпанию национальную электрическую сеть высокого напряжения совместно с диспетчерским управлением (Нешнл Грид);
  • регулирующему органу запланировать достаточно средств на выравнивание тарифов для всех потребителей из-за системных ограничений;
  • образовать несколько генерирующих компаний, чтобы при этом на первом этапе три ведущие компании обеспечивали производство 91% электроэнергии;
  • приватизировать 12 распределительных энергокомпаний, которые стали держателями лицензий на электропоставки, обеспечивая оптовую закупку электроэнергии и продажу ее потребителям;
  • создать специальный механизм, обслуживающий процесс продажи-покупки электроэнергии, называемый ПУЛ. Организацию и ведение режима ПУЛа осуществляет национальная сетевая компания (Нешнл Грид).

Этими решениями ставилась задача достичь нескольких целей:

  • повысить эффективность электроэнергетики за счет перехода ее в частную собственность, создания рыночных стимулов и ликвидации перекрестного субсидирования;
  • снизить тарифы на электроэнергию для потребителя за счет конкуренции генерирующих компаний (существенным образом это не удалось сделать);
  • создать независимую систему оптимизации режимов загрузки электростанций и электрических сетей;
  • создать условия для привлечения инвестиций в развитие электроэнергетики;
  • получить дополнительные средства в госбюджет от приватизации.

Регулирование отрасли при реформировании осуществляется Управлением регулирования в электроэнергетике (OFFER), статус и бюджет которого вместе с 12 региональными отделами определяется парламентом.

Функции OFFER направлены прежде всего на:

  • лицензирование деятельности всех энергокомпаний, включая крупные источники и организационные вопросы;
  • контроль за обеспечением перспектив энергоснабжения на десятилетний срок, соблюдение стандартов надежности и качества;
  • обеспечение развития конкуренции и анализ объективности тарифов.

В целом предложенные преобразования разделили вертикально интегрированную электроэнергетику Англии на отдельные виды бизнеса. Управление рынком электроэнергии, на котором конкурируют генерирующие компании, проводилось специально созданным Энергопулом по правилам, принятым всеми участниками. В правилах были зафиксированы сетевые ограничения по типовым сезонным режимам работы, что определило допустимые объемы перетоков энергии. Необходимо отметить, что схема высоковольтных сетей Англии уже в начале 90-х годов имела большие возможности по максимальной загрузке эффективных электростанций. Это предопределило развитие конкуренции производителей и свободный доступ потребителя к оптовым поставщикам. Управление Энергопулом обеспечивалось равным представительством генерирующих компаний и оптовых покупателей, что подразумевало сохранение баланса интересов.

В отличие от Англии в ЕЭС России имеется огромное количество сетевых ограничений, что не позволяет обеспечить свободный доступ производителей и потребителей электроэнергии к сетям. Потребители региона (энергетической зоны) из-за ограниченной пропускной способности сетей будут вынуждены покупать электроэнергию по тарифам, диктуемым монополистом-производителем этого региона. В этих условиях прогнозируется формирование тарифов в некоторых регионах России (Кольская и Карельская энергосистемы, регионы Северного Кавказа, Коми, Архангельск и др.) на очень высоком уровне. Величина межсистемного перетока из регионов с низкими тарифами составляет всего несколько процентов от объема выработки монополистов и не оказывает существенного влияния на снижение тарифов у потребителей.

Приняв «Акт об электроиндустрии Англии и Уэльса», государство дополнило его лицензионными требованиями, а также использовало другие механизмы, обеспечивающие защиту интересов потребителей. Были разработаны и приняты Сетевой кодекс, Концепции надежного топливоснабжения и теплоснабжения. Все это предоставило английскому правительству и регулирующим органам необходимые рычаги влияния на режим работы электростанций, уровень запасов топлива и защиту внутреннего рынка в использовании топлива и энергии.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.