Красноярский рабочий: Большой обзор по делам на СШ ГЭС

Но ещё до этого события на Саяно-Шушенской ГЭС побывал специальный корреспондент «Красноярского рабочего» Сергей Вахрушин. Вот что он там увидел.

Машинный зал Саяно-Шушенской: ещё не так давно здесь были горы из покорёженных металлоконструкций и кусков бетона, царил запах масляно-водяной смеси, затопившей нижние помещения, и через оголённую крышу, словно через щёлку в заборе, заглядывали серые хакасские тучи. Тогда казалось, что возродить станцию в её прежнем виде навряд ли удастся — разрушения были колоссальными. Но меньше трёх месяцев понадобилось, чтобы вывезти тонны металлического хлама, воссоздать тепловой контур и подготовить некоторые из гидроагрегатов к пуску на холостом ходу.

…Многотонный козловой кран прямо над гидроагрегатами перемещает грузы. Но самое главное, здесь уже тепло! В середине осени видел и ощущал на себе, в каких неважных, «промозглых» условиях трудились строители. Сейчас многое изменилось: работы ведутся не под открытым небом, а в отапливаемом крытом помещении, рабочие ходят не в дождевых плащах и зимних ватниках, а в обычных затёртых служебных комбинезонах.

Идём по машзалу. Вспыхивающая сварка, грохотание пневматического отбойника, рабочие, снующие деловито туда-сюда. Но в глаза всё равно бросается второй гидроагрегат. Именно из-за него произошла авария, прогремевшая на всю страну. Вот эта красно-серая тысячетонная махина лежит на боку в изуродованном виде. Рядом с ней двое рабочих в жёлтых касках отбойниками выдалбливают куски бетона. Стоишь напротив этой глыбы и думаешь, какой же всё-таки силищей обладает такая простая вещь, как вода, если она способна вырвать гидроагрегат из желобов и подкинуть вверх с лёгкостью пушинки!

Мнение энергетиков: ответ на вопрос, что же на самом деле произошло 17 августа, будет получен ещё не скоро — уж очень это беспрецедентный случай в истории мировой гидроэнергетики. Ростехнадзор и прокуратура дали разрешение на демонтаж ГА-2. Но есть определённые сложности. Если бы гидроагрегат был установлен вертикально, как и остальные, разобрать было бы проще, а так его придётся распиливать примерно на шесть частей, затем поднимать краном и после этого вывозить. Резка элементов ведётся с использованием двух уникальных технологий — воздушно-дуговой сварки и алмазным канатным механизмом. Демонтаж закончится не раньше февраля следующего года. А на сегодня разбор приостановился. Специалисты ждут, пока на отремонтированной несущей колонне, которая пострадала при аварии, не наберёт прочности бетон. Это займёт ещё дней 20.

- Прорабом работаю, турбины демонтирую, — рассказывает мой первый знакомый Сергей Гнелицкий. — Фронт работ — 1, 3 и 8-й гидроагрегат. Что-то «разбалчиваем», что-то испорченное разрезаем. Остальное постараемся восстанавить. Я из Саяногорска, но у нас много и приезжих ребят. Из Рыбинска, с дальневосточной Буреи. Когда придут новые турбины, будем собирать. Плотина переживёт и нас, и наших внуков. Бояться нечего.

…А вот и менее всех пострадавший — шестой гидроагрегат. Его уже к концу этого года могут запустить на холостой ход. Если, конечно, такое разрешение даст Ростехнадзор. Холостой ход — технологическая операция, при которой по водопроводящему тракту проходит вода, и турбина вращается без выработки электроэнергии. Холостой ход также позволяет высушить генератор методом вентиляционных потерь.

После этого его можно будет включать в сеть. Сейчас на шестом проходят облицовочные работы: восстанавливают гранитные плиты, красят, штукатурят. Вот один из рабочих примеряет, как встанет плита на подготовленное место. Вертит её в руках, разворачивает на 180 градусов, затем на пол наносит специальный раствор и укладывает.

В двух метрах от рабочего висят два массивных белых бака, соединённые различными патрубками и трубами. Это маслонапорная установка, которая регулирует разворот лопаток направляющего аппарата. Они открываются и закрываются за счёт давления. Здесь же стоят насосы. Вся аппаратура уже гудит, находится в работе, чтобы постоянно быть готовой к пуску агрегатов.

- Ранее запустить шестой гидроагрегат в эксплуатацию не позволяли разрушения, — рассказывает заместитель директора станции Сергей Бологов. — При аварии на 327-й отметке снесло все щиты управления, были повреждены кабели, и оборудование затопило водно-масляной эмульсией. Сейчас всё восстановили, и вопрос только в сушке генератора. Мы уже выполнили разборку полюсов ротора. Но вот статор разобрать невозможно — его либо демонтировать и новый ставить, либо сушить. Поэтому при помощи калориферов чистим, сушим и продуваем. Сколько времени понадобится при этом для достижения необходимой изоляции, сказать затруднительно. Ориентировочно от двух недель до полутора месяцев.

Шестой гидроагрегат не единственный, который может быть в ближайшее время пущен на холостой ход. Готовятся и 5-й, и 4-й, и 3-й. Среди них в большей степени готовности находится пятая машина. Во время аварии она остановилась самостоятельно в результате сработки защитной системы. На пятом гидроагрегате, как и на шестом, тоже снесло все щиты управления и повредило кабели. Сейчас ремонтные работы проведены в полной мере. Была проделана диаскопия проточного тракта, отсасывающей трубы, рабочего колеса, все узлы подверглись разборке, были заменены крепёжные детали, крышка турбины, крепление крышки к опоре подпятника. Помимо этого на агрегате, по предписанию Ростехнадзора, модернизировали систему автоматики.

Все защитные системы теперь заведены на опускание аварийно-ремонтного затвора. Он всякий раз будет срабатывать в случае пропажи тока, при превышении норм вибрации и рассогласовании зависимости направляющего аппарата. Таким образом, уже не смогут повториться затопления, что были 17 августа.

- Скорейший запуск агрегатов нам необходим, — говорит Сергей Бологов. — Водослив никогда ранее не работал в зимний период. Опасений по его работе нет, тем не менее, когда началась зима и был сброс 2000 кубометров в секунду, обледенение из-за оседавшей на объекты водно-воздушной пыли было серьёзным. Сейчас объём сброса небольшой — 1160 кубометров в секунду. Пуск 5-й и 6-й машины позволит снизить его в два раза. То есть через каждый гидроагрегат будет проходить порядка 300 кубометров в секунду. Соответственно через водослив будем пропускать уже всего 500-600 кубометров. Это вполне приемлемое значение, позволяющее снизить обледенение и полностью ликвидировать риски по дефекту водобойного колодца.

Спускаемся вниз по лестнице на 320-ю отметку. Здесь находится насосное охлаждение статора генератора. Повсюду хитроумное кружево из труб и кабелей… Работает бригада маляров. Вот один из них идёт навстречу нам с рулоном войлочной материи.

- Трубы будем утеплять, — рассказывает Павел Кондрашов. — Наше дело маленькое — сказали — делаем. Сам я местный. Честно говоря, страшновато. Гидроагрегаты хоть и не работают, а всё равно страшно. — Такая человеческая реакция вполне понятна, у меня самого странные ощущения, словно нахожусь внутри огромного раненого зверя. Ему больно, а он терпит.

Заходим за систему охлаждения. Здесь ещё не красили. На стенах и на потолке шелушится штукатурка, видны тёмные следы — все эти помещения были затоплены. А вот электрощиты. Мастер монтирует один из них, прямо под табличкой «Работать здесь». Рядом другая — «Стой! Опасное напряжение!» — здесь никого нет. Только датчики, счётчики, провода, лампочки…

Идём на крышу машинного зала. Издали слышно, как шумит вода. Понятно почему, ведь в работе задействованы все 11 каналов водосброса. Вот они во всей красе — обрушиваются с гребня бело-голубоватыми шлейфами. Пена, брызги, ветер, гул. Огромное водно-воздушное облако тут же окропляет лицо мелкими капельками. Многометровые глыбы льда лежат на раздельном устое, то есть стенке, огораживающей водобойный колодец и машзал. Скалолазы с помощью отбойников, скребов и бензопил отдалбливают наледь и сталкивают вниз.

- В начале месяца были сильные морозы, произошло намерзание, — рассказывает ледоруб Владимир Бондар. — Сейчас погода стоит тёплая, надо успеть всё обрезать. Работать будем и в зимние месяцы. Для меня это не ново — пять лет уже долблю лёд. Раньше на Майнской ГЭС, а теперь вот на Саяно-Шушенской. Но честно говоря, такие намерзания вижу в первый раз.

- В работе ничего мудрёного нету, — вторит напарник Аркадий Черноусов. — Единственное, что не везде можно подобраться с пилой, в каких-то местах только пневматическим отбойником приходится работать.

Вдоль всей крыши машзала в ряд выложены мешки со специальными антиобледенительными реагентами. Это бишофит — природная соль, способная за 15 минут растопить вдвое больше льда, чем хлорид натрия. К тому же без вреда для окружающей среды.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.