Как нам попилить $20 млрд или АЭС «Аккую»

Эпическая сага о строительстве в Турции А.Э.С «Аккую» Росэнергоатомом за счет бюджета РФ.

Статья директора проектной компании Рос_Атома, а после нее статья Нигматулина, рассказывающая как на самом деле обстоят дела:

Строительство атомной электрические станции «Аккую» в Турции является одним из самых обсуждаемых проектов российской атомной энергетики за рубежом. Его реализация закреплена на уровне межправительственного соглашения. Однако как у всякого крупного ядерного объекта, у него есть немало критиков и противников. О том, как продвигается работа по созданию А.Э.С, с какими сложностями сталкивается проектная компания и что даст турецкая станция российской стороне, портал SmartGrid.ru расспросил генерального директора акционерного общества по генерации электрической энергии А.Э.С «Аккую» Александра Суперфина.

SmartGrid: Александр Ефимович, расскажите о том, на какой стадии реализации сейчас находится проект А.Э.С «Аккую».

Александр Суперфин: За прошлый г. мы выполнили большой объем работ, который требовался от нас межправительственным соглашением (соглашение о строительстве А.Э.С «Аккую» подписано между правительством Рф и правительством Турецкой Республики в Анкаре 12 мая 2010 г. – прим. SmartGrid.ru). Был сформирован пакет документов для подачи заявок, а также поданы сами заявки в турецкие госорганы на получение необходимых разрешений, лицензий и согласований с турецкой стороны, включая лицензию по генерации электрической энергии, также мы начали работать над получением оценки воздействия на окружающую среду, оформили ряд других важных заявок.

В прошлом г. мы начали серию инженерных изысканий, которые сейчас продолжаем в интенсивном режиме: проводятся разного рода исследовательские и измерительные работы по определению свойств площадки, почвы, геологии, окружающей среды, для того чтобы оптимальным образом разместить все оборудование электрические станции на выделенном нам участке. Это предполагает бурение нескольких сот скважин для определения свойств почвы и окружающей акватории, проведение замеров параметров воздуха, морской воды, и множество других измерений, включая оценку сейсмичности площадки. Результаты исследования сейсмичности сейчас обрабатываем и, думаю, в ближайшее время сумеем с большой точностью сформировать позицию по сейсмичности площадки, что, соответственно, определит проектные характеристики поставляемого оборудования и сооружений. Таким образом, по окончании инженерных изысканий к концу этого г. у нас будет достаточно информации для завершения проектных работ.

Мы ведем работы с помощью нашего генподрядчика «Атомстройэкспорт», который и нанимает турецких субподрядчиков, выполняющих все изыскательские работы на площадке. Они проходят под наблюдением специалистов московского института «Атомэнергопроект», который выступает в качестве генерального проектировщика. Мы рассчитываем, что проектные работы будут завершены, как и планировалось, к середине следующего г..

В настоящее время проектная компания согласовывает с турецкими надзорными органами нюансы, связанные с лицензированием. В рабочих группах следует активная деятельность по вопросам нормативной базы, оборудования, методологии мониторинга и т.д. В этом процессе задействовано большое количество специалистов с обеих сторон – как российской, так и турецкой. В работе принимает участие «Атомэнергопроект», а также наш технический заказчик – концерн «Росэнергоатом».

SG: Расскажите поподробнее о принципах строительства станции по схеме «строй-владей-эксплуатируй». Почему был выбран этот механизм?

АС: Сама по себе модель «строй-владей-эксплуатируй» не нова и достаточно популярна в мировой практике. Она используется уже в течение нескольких десятилетий во многих странах, где энергетическая отрасль была полностью или частично приватизирована и находилась в частных руках. Например, в Турции эта модель давно применяется в отношении тепловых электрический станций.

Суть работы по принципу «строй-владей-эксплуатируй» заключается в том, что, частный, как правило, иностранный, или национальный инвестор вкладывает деньги в строительство энергообъекта и продает произведенную электроэнергию по долгосрочным договорам покупки стране, в которой строится этот объект.

В чем преимущество для обеих сторон? Для инвестора это достаточно выгодная инвестиция, потому что энергетика – это стабильная и довольно доходная отрасль. Кроме того, когда вложения подкреплены долгосрочным обязательством о покупке электрической энергии по фиксированной цене, они становятся относительно низкорисковыми. Для государства, в котором строится энергообъект, модель «строй-владей-эксплуатируй» дает возможность, не вкладывая больших финансовых ресурсов, получить недостающие энергетические мощности, а также опытного подрядчика, строителя, производителя и т.д. В некоторых странах, которые на это следуют, нет необходимого опыта реализации аналогичных проектов. К А.Э.С по российскому проекту, в данном случае А.Э.С «Аккую», модель «строй-владей-эксплуатируй» применяется впервые, поэтому, безусловно, она у многих вызывает интерес. Действительно, принцип еще не опробован в атомной энергетике, но мы убеждены, что наш 1-ый опыт окажется успешным.

В выигрыше окажутся обе стороны. Для Турции это возможность получить атомный объект, в котором у них пока нет компетенций. В этом случае получение интегрированного продукта с российской стороны – технологий, топлива, строительных, управленческих и эксплуатационных компетенций, а также инвестиций – на наш взгляд, очень разумное и интересное решение.

С точки зрения российской стороны, несмотря на действительно колоссальные капиталовложения, проект является выгодным. В результате эксплуатации этой станции проектная компания планирует получать до 4 миллиард долларов в г.. Если принять во внимание долгосрочность проекта, который рассчитан на 60 лет, то можно посчитать совокупную выручку и оценить приток средств в российскую казну. Действительно, срок его окупаемости большой, но такова специфика атомных проектов. Эксплуатироваться А.Э.С тоже будет очень долго, и это тоже нужно принимать во внимание.

SG: Какие обязательства в рамках данного проекта взяла на себя турецкая, какие – российская сторона?

АС: Российская сторона берет на себя большую часть обязательств. Это, прежде всего, инвестиции, а также проектирование, строительство и эксплуатация станции. При этом понятия несколько смешиваются, потому что, когда мы говорим «российская сторона», мы подразумеваем «проектная компания». Однако с формальной точки зрения проектная компания является юридическим лицом Турции, но сформированным на деньги российских акционеров. В дальнейшем предусмотрена возможность участия в ее капитале иностранных инвесторов, в результате чего, по сути, проектная компания перестанет быть полностью российской.

Поскольку проект использует российскую технологию, большая часть российских обязательств также связана с изготовлением критического оборудования – ядерного «острова» и соответствующей инфраструктуры. Кроме того, обязательством российской стороны является вывоз ОЯТ и обеспечение станции свежим топливом. В Турции на сегодняшний день не существует атомной или «околоатомной» инфраструктуры, есть только небольшой исследовательский реактор. Мы будем способствовать ее созданию.

Турецкая сторона в первую очередь предоставляет площадку для строительства станции. Турция обязуется покупать часть произведенной электрической энергии, определенной в межправсоглашении – это 70% от выработки первого и второго блоков и 30% от выработки третьего и четвертого блоков. Это достаточно серьезное обязательство, без которого вряд ли был бы возможен данный контракт. Мы сейчас находимся в стадии переговоров с турецкими госорганами об условиях договора купли-продажи электрической энергии. Документ сложный, включающий в себя не только приведенные цифры, но и массу различных оговорок и условий. Совершенно очевидно, что в дальнейшем этот документ будет использоваться кредитными организациями как некий залоговый инструмент в процессе привлечения финансирования, поэтому мы уделяем ему очень большое внимание.

Мы ведем свою работу, основываясь, в числе прочего, на турецкой нормативной базе, поскольку обязаны следовать стандартам и нормативам страны-хозяина. В Турции также должны будут создаваться инфраструктурные организации атомной отрасли, видимо, с обязательным участием российской стороны. Кроме того, турецкая сторона принимает участие и будет в дальнейшем помогать нам в охране объекта. Турция обязуется способствовать нашей деятельности во многих аспектах. Это достаточно широкое понятие, но наши турецкие партнеры выполняют свои обязательства. В данном случае куратором проекта является министерство энергетики и природных ресурсов Турции, и оно осуществляет связь со всеми остальными госорганами.

SG: Какие предполагаются затраты на реализацию проекта? Как они распределены между партнерами проекта?

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.