Качественный и эмоциональный обзор положения дел в газохимии ( переработка ПНГ)

Правила пользования

Перед прочтением сего каждому читающему предлагается согласиться со следующими правилами её прочтения и некоторыми фактами – исключительно для сокращения необходимых выкладок и ссылок на источники:

- включить честность и некоторую долю цинизма, в частности – в анализе исторических фактов, связанных с развитием нефтяной (включая нефтепереработку) и нефтехимической отрасли РФ за последние 20 лет;

- временно отключить ура-патриотизм (у тех, у кого он ещё остался относительно нефтехимии РФ);

- попытаться понять реальные мотивы поведения менеджмента компаний, принимающих инвестиционные решения в российской нефтехимии;

- помнить, что нефтехимическая отрасль (особенно в части базовых переделов – этилена / пропилена, простых пластиков) является инфраструктурной, т.е. создаёт на каждого 1 задействованного в ней работника до 40 занятых в других отраслях экономики, но при этом – является отраслью с относительно низкой доходностью (по моим расчётам, для РФ примерно в на 30-40% ниже доходности бизнеса добычи и переработки нефти), колоссальными капитальными вложениями и длительными (более 10 лет) сроками окупаемости;

- в ближайшие 20 лет добыча природных ресурсов в РФ будет стабильна или будет медленно сокращаться. Как следствие, сырьевые отрасли не смогут наполнить российский бюджет и принятая практика ежегодного увеличения бюджетных расходов уже в ближайшие три – четыре г. приведёт к тому, что, в нём (бюджете) появится большая дыра. Нужны новые источники пополнения бюджета – и это не увеличение налогового бремени, а создание новых источников налоговых поступлений — ускоренное воссоздание инфраструктурных и перерабатывающих отраслей экономики, ориентированных в том числе на экспорт и базирующихся на собственном сырье.

Кто виноват?

В Российской нефтехимии — прямо как в старой пословице – есть две основные проблемы: отсутствие в РФ инвестиционного климата для долгосрочных прямых инвестиций и отсутствие реально работающего рынка нефтехимического сырья. Собственно поэтому отрасль не развивается и не будет развиваться, во всяком случае за счёт прямых частных инвестиций.

Позвольте дать вольную трактовку понятия инвестиционный климат для долгосрочных инвестиций: это когда государство в лице доминирующей (правящей) социальной группы хочет, чтобы частные инвесторы были готовы осуществлять прямые (не спекулятивные) инвестиции с достаточно длительным сроком окупаемости, и берёт на себя обязательство (фактически, одностороннее) не менять фискальный режим и не менять макроэкономическую политику – например, на 15-20 лет. Также обычно подразумевается нерушимость права частной собственности инвесторов. Почти для всех стран, где мы видим бурное промышленное развитие в последние 20 лет, эти правила были выполнены.

Как мы все знаем, в РФ эти два правила не выполняются: есть постоянный риск изменения правил игры: перетряска налогового законодательства, его невыполнение самими же фискальными и контролирующими органами (манипуляции с акцизами и НДС). Кроме того, у нас в стране принято решать социальные проблемы дополнительной потреблением на бизнес в виде добровольно — принудительной благотворительности или, например, негласного запрета на сокращение людей – даже тогда, когда бизнес является системно неэффективным и без поддержки государства не имеет ни настоящего, ни будущего – вспомним «Автоваз», Волгоградский «Химпром», «ОАК». Также бизнес (или долю в нём) у тебя могут просто забрать – вспомним проект «Сахалин» и другие громкие истории – например, удаление ларьков в Москве или закрытие рынков, между прочим имеющих все разрешения быть там, где они есть. В любом учебнике по экономике написано, что задача бизнеса – создавать прибавочный продукт и цена, а задача государства – создавать правила и способствовать эффективному хозяйствованию, а также перераспределять при необходимости в интересах социума ресурсы для того, чтобы сгладить появляющиеся перекосы. У нас в стране широко применяется идеология «ручного управления бизнесом», начисто лишающая бизнес горизонта планирования, необходимого для долгосрочных инвестиций.

Как следствие – вопрос: когда с нуждами бизнеса не считаются и используют в качестве бесправной дойной коровы, кто готов будет рисковать $2-3 миллиард? Давайте не питать иллюзий – крупный западный капитал в российскую нефтехимию, не придёт, а значит и не принесёт новые технологии, более совершенные методы управления техническим обслуживанием, ремонтами и культурой производства. Остаются российские инвесторы – об этом ниже.

Рынок сырья и продукции нефтехимии. И в этих вопросах у нас правила игры меняются каждый г. или чаще: пошлины на СУГ (которые в 2009 г. просто отменили на г., а потом вновь ввели – но понизили), «КИТы» от РЖД для СИБУРа и «НОВАТЭКа», «балансовые задания» и другие странные организационные решения. Несмотря на вступление в ВТО и так называемую «программу связывания» в стране продолжают меняться ввозные таможенные пошлины на нефтехимическую продукцию и продукцию её переделов, что также негативно сказывается и на потребителях нефтехимии – отечественных переработчиках.

В следствие отсутствия долгосрочного рынка сырья каждый день на своей шкуре испытывает «Нижнекамскнефтехим». У коллег нет сырьевых «ног», поэтому их постоянно лихорадит – ведь живя одним днём (а точнее – не более чем однолетними контрактами и редко когда — трёхлетними), невозможно планировать долгосрочные инвестиции. Тем не менее НКНХ и КОС — единственный пример нефтехимических предприятий в РФ, когда вопреки всему всё-таки удалось реализовать серьёзные инвестиционные программы. Единственная в РФ республика, где к нефтехимии относятся, как в школьном курсе литературы – к Пушкину – это Татарстан. По причине заката нефтеной добычи и по сути отсутствию других стабильных источников пополнения казны, отраслевики смогли донести собственную значимость до её руководства и в общем-то благодаря сверхмощным лоббистским возможностям республиканского лидера относительно системно могли получать необходимое сырьё (зачастую – с использованием «телефонного» ресурса первого лица), а также – финансовые ресурсы и поддержку в кризис. Позвольте от лица рядового сотрудника отрасли искренне поблагодарить экс-лидера Татарстана за то, что он сделал для нашей отрасли. Но это исключение – и на мой взгляд продолжение такого же динамичного развития нефтехимии «ТАИФ» уже невозможно без обеспечения стабильного снабжения сырьём.

Как следствие из вышесказанного, инвестировать в первые нефтехимические переделы могут только а) крупные российские компании и б) компании, имеющие своё нефтехимическое сырьё, т.е. прямогонный бензин и СУГ. А их всех мы знаем: это Группа «Газпром«(Ртс:Gazp), включая «СИБУР» и «Газпром нефть», «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «НОВАТЭК», отчасти «ТНК-BP», «Татнефть», «Башнефть»(Ртс:Bane)+«РуссНефть» и … это всё.

Перед тем, как следовать дальше вспомним, что маржа нефтехимии в РФ была, есть и вероятно будет системно ниже, чем маржа добычи и переработки нефти.

«Газпром»(Ртс:Gazp) и «НОВАТЭК» — компании, которые добывают и продают газ, и бизнес нефтехимический для них является непрофильным, равно как «ТНК-BP», «Газпром нефть», «Башнефть»(Ртс:Bane)+«РуссНефть», «Татнефть» и «Роснефть» — нефтяные компании. Нефтехимия для них – сложный и непрофильный бизнес, к тому же – приносящий меньшую маржу. Эти компании имеют проблемы на своём основном фронте – падающую добычу. Это заставляет их уходить в новые нефтегазовые провинции, требующие огромных инвестиций, реконструировать НПЗ под Евро, латать изношенную инфраструктуру и бороться с операционной неэффективностью, которая ходит по пятам в виде инфляции издержек, обводнённости, неэффективного управления, административных барьеров и т.д. Инвестиции в непрофильный для себя бизнес явно не получат приоритета.

Несколько особняком стоит «ЛУКОЙЛ», единственная вертикально – интегрированная нефтяная компания, имеющая сильное нефтехимическое подразделение и – самое главное – компетенции в управлении нефтехимическими проектами и определённую внутреннюю готовность инвестировать в нефтехимию. Но и здесь приоритет всегда будет не за нефтехимией: акционерная компания действует в интересах акционеров, то есть максимизирует прибыль – добыча и переработка нефти прибыльнее.

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.