К ДНЮ ПОБЕДЫ ! Советская энергетика в дни Великой Отечественной войны продолжение

 

Трудности эвакуации и героизм ее участников становятся еще более впечатляющими в свете того, что на Восток перебрасывались не только техника и обслуживающий персонал, но и семьи членов трудовых коллективов. Враг быстро продвигался вперед, и на счету был каждый час. Иногда на сборы отводилось менее одного дня. С собой брали лишь самое необходимое. Нехватка средств передвижения вела к большой скученности людей, а заторы на пути следования и транспортные пробки становились причиной бытовых трудностей, усугублявшихся тем, что эвакуировались и грудные дети, и тяжело больные, и старики. Рабочие, инженеры и служащие были оторваны от семей: они почти круглосуточно находились на объектах, готовили к отправке и сопровождали до места назначения оборудование.

Начало войны навсегда сохранилось в памяти переживших его людей. С болью и гордостью читаются сегодня их исполненные силы и трагической достоверности воспоминания. Вот несколько примеров.

Под дождем и палящим солнцем, днем и ночью, без освещения и при скудном питании, под звуки канонады и разрывов авиабомб следовали работы по свертыванию Днепродзержинской ГРЭС. Наибольшие трудности представляла разборка котельного оборудования. Трубные системы парогенераторов необходимо было разрезать так, чтобы обеспечить наименьшие затраты труда при их восстановительной сборке. Поскольку мостовых кранов в котельном цеху не было, то части каркасов котлов, барабаны, короба дымоходов и воздуховодов грузили на стоявшие в цеху товарные платформы с помощью специально изготовленных лебедок. Так же грузили турбинное и электротехническое оборудование, которое кстати сейчас можно посмотреть тут http://asuitp.com/produktsiya-i-uslugi.html.

Демонтаж станции длился двенадцать дней, и все это время в вагонах готовившегося к отправлению состава находились семьи рабочих. При появлении вражеских самолетов женщины и дети выскакивали из вагонов и разбегались, кто куда мог. Работа в цехах при этом ни на минуту не прекращалась. Места в вагонах не хватало, и многие размещались на открытых платформах, где крышей от дождя и солнца служили металлические фрагменты оборудования. Неоднократные предупреждения военных о приближении врага игнорировались; эшелон тронулся в путь лишь за несколько часов до входа немцев в город. Но все равно не все успели демонтировать.

Для эвакуации в Сталинград оборудования и персонала с семьями – более 300 человек – Северодонецкой ГРЭС был подготовлен специальный состав. Когда он отправился в путь, поступило известие о том, что немецкие части севернее и южнее Ворошиловграда перерезали железнодорожную магистраль. Поезд оказался в западне. Трое суток люди пребывали в неведении, с тревогой ожидая подхода врага. Спас ситуацию генерал-лейтенант Р.Я. Малиновский, выделивший из технического резерва армии автороту. По бездорожью и пыли, через горевшие пшеничные поля люди были вывезены не полуторках буквально на виду у врага. Одна машина была уничтожена прямым попаданием авиабомбы.

Трудность демонтажа оборудования Грозненской Т.Э.Ц заключалась в отсутствии подъездных железнодорожных путей, а опасность – в расположении станции рядом с нефтеперегонным заводом и металлическими емкостями с бензином. 10 октября 1941 г. стало трагическим днем для Грозного. Более 70 немецких самолетов сбросили на промышленный район города сотни бомб. Загорелись Т.Э.Ц, нефтезавод, огромные баки с бензином. Горящий город тушили все отступившие в него пожарные команды Юга и прибывшие из Баку части, специализировавшиеся на борьбе с огнем на нефтепромыслах. Протекавшая рядом со станцией река Сунжа горела – по ней плыла пылавшая нефть. На Т.Э.Ц были большие разрушения. Коллектив не досчитался семи человек. Двадцать пять работников станции были ранены. К счастью, остановленные под Моздоком фашисты в Грозный не вошли. Вместо демонтажа станции начались работы по ее восстановлению. Через два дня в жилые кварталы и на предприятия были вновь поданы электроэнергия и тепло.

Наибольшие трудности встретила эвакуация в промышленных районах Юга страны с его многочисленными и плотно расположенными энергетическими объектами. Наиболее проблемным регионом был Донбасс. Вопрос о руководстве переброской энергетических предприятий Юга решался в ГКО в начале июля 1941 г. Выбор пал на первого заместителя наркома электрический станций Дмитрия Георгиевича Жимерина. Энергия, воля, профессионализм и большие полномочия позволили Д.Г. Жимерину в кратчайшие сроки организовать и провести эвакуацию большей части предприятий, а остальные, по возможности, «условно» вывести из строя путем демонтажа и вывоза приборов, электродвигателей и т. д., то есть наиболее легкого и транспортабельного оборудования. Это была своего рода консервация электрический станций, минимизировавшая возможность их использования противником и в то же время обеспечивавшая быстрое восстановление после изгнания врага. Однако вскоре, когда стало ясно, что оккупация будет длительной, было принято решение демонтировать и основное оборудование. О своей работе на Юге страны в период июля – октября 1941 г. Д.Г. Жимерин вспоминал много лет спустя: «Перед отъездом (на Украину – В.Г.) я, собственно, не получил точных указаний, как понимать демонтаж. Ведь энергетическое оборудование сложное, имеет большие габариты и массу. Особенно сложны котельные агрегаты, состоящие из многих тысяч деталей, труб, патрубков и т. д. Их монтаж обычно продолжался не менее г.…

Решили, что нужно снять те части, без которых энергетическое оборудование работать не может, следовательно, враг не введет его в строй в случае захвата станции. А, вернувшись, мы быстро все восстановим. Сняли приборы, задвижки, электродвигатели, кабели…

Следя за ходом демонтажа, я мотался между Запорожьем и Днепродзержинском. Ездил ближайшим путем, по правому берегу Днепра, т. е. со стороны, обращенной к фронту. И вот во время одной такой поездки позвонил М.Г. Первухин из Москвы, чтобы предупредить меня о том, что немецкие части, прорвав фронт, устремились к Днепру на участке между Запорожьем и Днепродзержинском и нам следует ускорить демонтаж оборудования, заминировать плотину Днепрогэса и вообще быть осторожнее… Плотина была взорвана вечером…

Мы обосновались на левом берегу Днепра, фашисты – на правом. Мне было приказано организовать электрическогоснабжение крупнейших заводов левобережья – металлургического, алюминиевого, машиностроительных. Вот здесь-то сыграла решающую роль линия электропередачи Днепр – Донбасс. Это был единственный источник электрическогоснабжения, так как все электрические станции Днепрэнерго прекратили работу. Электроэнергия от электрический станций Донбасса по этой линии поступала на главную ПС, которая называлась ДД, а от нее по линиям более низкого напряжения передавалась на подстанции заводов. Буквально на 2-ой день после выхода на правый берег фашисты начали методически с утра и до вечера вести артиллерийский обстрел всех промышленных объектов левого берега… Ровно в час дня стрельба прекращалась, у врагов начинался обеденный перерыв. Используя ночь и перерыв, мы развивали максимум энергии – демонтировали оборудование, исправляли повреждения и т. п…

Водная преграда – Днепр – и яростные оборонительные сражения советских войск дали нам возможность провести подготовительные работы по демонтажу оборудования на электростанциях Донбасса. Было ясно, что враг не остановится, его цель – индустриальный Донбасс и бескрайние богатые земли Украины. Мы переселились на Кураховскую ГРЭС, стоящую посредине между Днепровской и Донбасской системами (ДД).

Интересный факт: после переправы через Днепр вражеских войск мы длительное время держали связь с дежурным на подстанции ДД, специально оставленным на ней. Этой информацией пользовалось и наше армейское командование. Только долгое время спустя дежурный сообщил, что на территории подстанции появились вражеские солдаты и он в соответствии с инструкцией уходит.

Стала ясной необходимость ускорения эвакуации оборудования Кураховской ГРЭС… Только что введенные турбины и генераторы мощностью 50 тыс. кВт, мощные ТС и другое оборудование были погружены и отправлены на восток страны. Однако в этот период мы еще не разрушали остающиеся оборудование и сооружения. Думали о том, что скоро, очень скоро нам же придется все восстанавливать.

Настал… момент, когда покинули Кураховку, и снова вместе с армией отступили на восток. Пришла очередь Донбасса. С этим районом у меня была многолетняя и разнообразная связь. …Здесь я знал не только электрические станции, линии электропередачи и подстанции, но и каждый агрегат…

И вот настала очередь снимать, а иногда и уничтожать все то, что создавалось с моим участием и хорошо работало. На первом плане стояла Зуевская ГРЭС – флагман советской теплоэнергетики.

Еще записи на эту же тему:



Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2018 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.