Интервью младшего Ковальчука о стратегии Интер РАО - Часть 2

— Вы приобретаете 49% «Нортгаза» у структур Фархада Ахмедова. Является ли оценка этой доли в $1,5 млрд финальной или она может быть пересмотрена? Будут ли все $1,5 млрд оплачены денежными средствами или частично акциями? Кто предоставит «(ртс:IUES)» финансирование для завершения сделки?

— Прежде всего необходимо оговориться, что сделка еще не совершена, есть только договоренность о ней. Относительно цены мы не хотели бы раскрывать договоренности. Могу лишь сообщить, что цена будет рыночной. Мы не исключаем, что частично сделка может финансироваться акциями «(ртс:IUES)», частично — денежными средствами, пропорции мы обсуждаем. Это будут как собственные, так и привлеченные средства.

— Зачем «(ртс:IUES)» непрофильный газовый актив с учетом того, что компания имеет долгосрочные контракты на поставку газа с НОВАТЭКом? Намерено ли «(ртс:IUES)» становиться газовым трейдером либо, например, перепродать в обозримом будущем долю в «Нортгазе» другому инвестору?

— «(ртс:IUES)» будет наращивать генерирующие мощности, причем преимущественно газовые. Потребности компании в газе в 2015 г. приблизятся к 20-30 млрд кубометров в г.. Мы должны иметь гарантии стабильности поставок топлива по справедливой цене. Поэтому приоритетом будет являться экономическая эффективность контрактов на поставки. Стратегически сделка осуществляется в рамках построения вертикально интегрированной энергокомпании. Смысл в снижении операционных рисков и в прогнозируемости денежных потоков. Мы хотим стать крупной международной энергокомпанией, и топливная интеграция является необходимым условием. Крупнейшие игроки сочетают как энергетический, так и газовый бизнесы. Стратегию по развитию газового бизнеса уже реализуют такие компании, как E.ON, Gas Natural, RWE. Возможны и другие приобретения в топливном секторе со стороны «(ртс:IUES)».

— Большинство ваших сделок по приобретению энергоактивов безденежные, даже «Кварц» вы покупали за символическую сумму. Почему частные компании так охотно следуют на передачу бизнеса в обмен на акции «(ртс:IUES)»? Ваши бумаги настолько прибыльны?

— Если смотреть на котировки акций, то при номинале 2,8 копейки цена доходила до шести с небольшим копеек, потом падала, но когда мы утвердили цену размещения допэмиссии в пользу ВЭБа в размере 4,02 копейки, несколько снизилась. После завершения сбора всех активов мы и рынок ожидаем, что наши акции существенным образом вырастут. Так же рассуждают и наши партнеры. Кроме того, действующие собственники часто остаются с каким-то пакетом, то есть они рассчитывают получить доход, во-первых, от акций «Интер РАО(ртс:IUES)», а во-вторых, дополнительный доход от этих компаний после прихода в них «Интер РАО(ртс:IUES)». Подобная схема реализована в ГК «Кварц», она реализуется в «ЭМАльянсе». Прежние собственники остаются с 49% акций. Если говорить об «ЭМАльянсе», то это очень хорошая компания, один из лидеров российского рынка, активно работает и по зарубежным проектам, получает лицензии иностранных компаний на выпуск оборудования. То есть это перспективная, растущая структура, в которую нам интересно инвестировать. А ее владельцы, получая акции «Интер РАО(ртс:IUES)», верят в их рост так же, как и мы. Не в сиюминутной перспективе, конечно, а большего периода.

— Когда вы расплачиваетесь за новые активы своими акциями, у продавцов пакетов может возникать резонный вопрос: мы получаем ваши акции, но вы нам пообещайте дивидендную политику. Такие вопросы были?

— Мы сами убеждены в том, что рост капитализации «Интер РАО(ртс:IUES)» — это как раз то, что позволит заработать значительные суммы средств. Тем более что на дивиденды направляется только определенный процент от прибыли, это не так много относительно стоимости пакета. Поэтому наши партнеры в большей степени заинтересованы в росте котировок нашей бумаги, нежели в дивидендной политике.

— Что произойдет, если кто-то из ваших акционеров захочет сразу продать полученные акции «Интер РАО(ртс:IUES)»?

— У нас в условиях сделок с каждым из инвесторов оговорены ограничения на продажу акций в течение различных периодов. График расписан примерно на три г.. Это сделано для того, чтобы исключить ситуацию, когда на рынок выйдет значительное количество инвесторов с предложением о продаже. От этого будет хуже, собственно, самим нашим будущим акционерам. Это нормальная бизнес-практика, она находит понимание у наших будущих акционеров.

— У вас есть денежные сделки?

— На данный момент чисто денежных сделок нет. Но мы можем это рассматривать, в том числе превращая в деньги миноритарные пакеты, привлекая банки.

— Вы планируете участвовать в аукционе по продаже принадлежащих государству 25,1% акций Т.Г.К.-5?

— Мы изучаем возможность участия, но на данный момент решение об этом не принято.

— Есть уже понимание, какие из ваших активов являются для вас стратегическими, такими, которые вы будете развивать сами, а какие вас не интересуют и будут проданы или обменяны?

— При принятии решения о дальнейшей судьбе актива — обмене, продаже или наращивании доли до контрольной — мы руководствуемся в первую очередь принципами экономической целесообразности проведения таких сделок и стратегическими интересами компании. Активы мы условно делим на три части: где у нас больше 50% акций — мы намерены сохранять контроль и интегрировать их в бизнес-модель «Интер РАО(ртс:IUES)», где от 10% до 50% — будем использовать различные модели развития: увеличение доли до контрольной, использование при обмене активами, создании СП. Незначительные миноритарные пакеты могут быть монетизированы, использованы в качестве валюты при проведении сделок M&A.

Первая группа активов — это для нас, например, О.Г.К.-1, Т.Г.К.-11, О.Г.К.-3. Вторая группа — это Т.Г.К.-6, «Волжская Т.Г.К.» (ТГК-7), где у нас блокпакеты, но основной акционер — структуры К.Э.С. (энергохолдинг Виктора Вексельберга.— «Коммерсант»). Мы сейчас находимся в переговорном процессе, так как не планируем оставаться с миноритарным пакетом. Теоретически есть два конструктивных пути: либо мы с К.Э.С. осуществим обмен Т.Г.К., либо мы делаем общую компанию, куда мы вносим свои активы. В К.Э.С. также есть энергосбытовые подразделения, поэтому мы можем и здесь делать совместный холдинг. Вопрос сложный: «К.Э.С.-Холдинг» затратил значительные средства на приобретение этих активов, имеет кредитную потребление, поэтому для всех сторон должна быть понятная отдача в виде дивидендной политики. Думаю, мы в 2011 г. определимся, по какому пути пойдем.

Еще одним таким активом является «Башкирэнерго», где 21% нам передает ФСК(РТС:FEES). Нам интересен этот актив. И мы будем обсуждать с АФК «Система» вопросы управления. Возможен вариант разделения генерации и сетевого комплекса. При этом нас интересует часть генерирующих мощностей. Есть 40% акций «Иркутскэнерго». По этому пакету есть распоряжение правительства, согласно которому акции «Иркутскэнерго» будут переданы «РусГидро(ртс:HYDR)». Пакет акций будет внесен в оплату допэмиссии «РусГидро(ртс:HYDR)».

— «Интер РАО(ртс:IUES)» продолжает интересоваться принадлежащей Enel ТЭС «Марица Восток 3″ в Болгарии?

— Там современная станция на 908 МВт, и для нас этот актив интересен.

— Что-то еще может войти в сделку?

— С Enel мы рассматриваем не только этот проект. Но говорить детально по ним пока преждевременно.

— Еще один ваш проект — первая турецкая А.Э.С в Аккую, где у «Интер РАО(ртс:IUES)» 33% акций. За счет каких средств планируется его реализовывать и как вы планируете возвращать инвестиции?

— 70% электрической энергии с первых двух блоков А.Э.С мы будем продавать по фиксированному тарифу, 30% — на свободном рынке. Для следующих двух блоков ситуация обратная: 70% на свободный рынок, 30% — по фиксированным ценам. Экономика Турции растет, входит в двадцатку крупнейших в мире, поэтому мы рассчитываем на рост цен на энергию, соответствующий уровню экономического развития. В зависимости от разных сценарных условий срок окупаемости может сдвигаться, но, по нашим подсчетам, он составит максимум 15 лет, реально — лет восемь-десять.

По плану 51% акций А.Э.С «Аккую» останется в собственности «Рос_Атома» и «Интер РАО(ртс:IUES)», на 49% могут прийти инвесторы. Это могут быть турецкие, европейские компании, арабские фонды. Уже есть ряд компаний, заинтересованных в проекте, но первые инвесторы появятся через г.-два, когда мы получим все разрешения на строительство и компания уже начнет лить 1-ый бетон. Инвестиции участников составят 30%, остальное — кредитные средства.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2019 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.