И.А. Новожилов (Бывший начальник Главного Эксплуатационного управления Минэнерго СССР и т.д.) Об аварии на СШ ГЭС и некоторые проблемы развития энергетики России

Общая ситуация.

Электроэнергетика России сегодня — это покрытие 50% нужд страны в отоплении, 100% нужд в освещении и практически единственный источник энергии для нужд всей производственной сферы экономики нашей страны.

 

Поэтому любое нарушение в системе энергоснабжения страны — это возможный системный кризис, который. начавшись, может охватить все, что обеспечивает жизнедеятельность страны и каждого его гражданина.

Нынешнее состояние энергетики по-прежнему характеризуется ухудшением многих показателей ее эффективности, которые упали с 90-х лет XX столетия до уровня в лучшем случае начала 70-х годов.

Значительно усложнилась организационная структура управления отраслью с ростом более чем на половину численности непроизводственного и особенно управленческого персонала.

Почти на треть возросли потери в сетях.

Утрачена эффективность диспетчеризации в энергетике, что по оценкам Всемирного банка ведет к увеличению затрат на миллиард долларов США в год.

Почти на 30 грамм упала эффективность использования топлива на производство каждого киловатт-часа электроэнергии. Сделано это ради повышения эффективности отпускаемого потребителям тепла, но даже это мероприятие, в результате чего физическая эффективность теплофикации от ТЭЦ превысила 100%. потребители продолжают вытеснять его строительством своих котельных. Это грозит переходом ТЭЦ на конденсационный режим с полукилограммовыми удельными расходами топлива на единицу электроэнергии.

Но самое страшное заключается в том, что вместе с сокращением объемов потребления энергии, связанным с падением промышленного производства, такими же темпами падала и располагаемая мощность ЕЭС России, которая в настоящее время составляет порядка 160 млн. киловатт.

Это значит, что даже при достижении уровня ее использования, достигнутого в лучшие ее годы (5600 часов в год) возможности ЕЭС России по производству энергии полностью исчерпаны, и проводимые иногда отключения из питающих центров являются ничем иным, как средством поддержания стандартной частоты.

Таким образом, страна находится на пороге энергетического кризиса, остановить который можно только принятием экстренных мер технологического плана и структурными преобразованиями.

Вроде бы незаметно, но с каждым годом все больше и больше увеличивается тяжесть последствий аварий, как в энергосистемах, так и в системах теплоснабжения городов. Даже в Москве в энергосистеме Мосэнерго в предыдущем году, при аварийном выходе из строя на одной из подстанций ячейки с высоковольтным выключателем и трансформатором остались на длительный срок без электроэнергии неоправданно большое количество потребителей. Такого раньше никогда не было. При выходе из строя любого энергетического оборудования потребитель ограничивался только на величину выведенной в аварийный ремонт энергетической мощности, и то не всегда, так как правильно срабатывала имеющаяся система автоматического включения резервного энергоснабжения.

Авария, происшедшая в августе 2009 года на Саяно-Шушенской ГЭС, так же носит техногенный характер. Она совершенно не укладывается в какие-либо предупреждающие мероприятия, её просто никогда не должно было быть. Она не рассчитывается и не предупреждается ни по каким проектам, ни для гидростанций, ни на аналогичных ГЭС за рубежом. Крупнейшая в США гидроэлектростанция Гранд Кули построена и устроена аналогично, нашей Саяно-Шушенской ГЭС.

Что мы знаем об аварии на Саяно-Шушенской ГЭС.

Гидроагрегат № 2 мощностью 600 МВт этой электростанции после проведения на нем капитального ремонта был введен в эксплуатацию в феврале 2009 года. Он сразу же начал работать с повышенной вибрацией, которая периодически изменялась и зависела от величины мощности, с которой работал гидроагрегат. И хотя вибрация первоначально не превышала её верхний предельный уровень — такая работа агрегата, да ещё сразу после ремонта вряд ли была допустимой.

По мере течения времени вибрация на этом агрегате периодически только увеличивалась, и она уже давно, периодически в зависимости от нагрузки, была выше верхней допустимой величины.

В ночь с 16 на 17 августа 2009 года при работе гидроагрегата № 2 в переменном регулировочном режиме его вибрация была выше всех допустимых пределов и достигла максимальной величины. Гидроагрегат был разгружен, отключен от сети, шел процесс его останова. На гидроагрегате № 2 обороты были уже почти в два раза меньше рабочих, и в это время происходит предположительно гидравлический удар, разрушение второго гидроагрегата со всеми теми тяжелыми последствиями, о которых мы знаем из прессы и всех видов информации. Я о них писать не буду, речь будет идти о том:

Почему это произошло, и кто виноват?

Гидроагрегат № 2 Саяно-Шушенской ГЭС должен быть аварийно остановлен и выведен в ремонт оперативным персоналом станции при первых же случаях его работы с недопустимой вибрацией. И за то, что это сделано не было, следует считать виновными не только персонал той смены, в которой произошла авария — формально и по положению они больше всех виноваты — но и персонал всех четырёх смен электростанции.

Мы сейчас ещё не знаем, а есть ли какие-либо записи в оперативных журналах или ведомостях, которые ведет оперативный персонал, о том, что гидроагрегат работает с недопустимой вибрацией, что об этом доложено руководству станции, и их реакции на эту информацию.

А может быть, об этом никакой официальной информации и нет. Руководители станции на всех уровнях устно сказали — работайте, мы знаем об этом.

Значит, безусловно, следующие и ещё более ответственные за происшедшее — это начальник турбинного цеха, заместители Главного инженера, сам Главный инженер Саяно-Шушенской ГЭС и директор станции. Уж кто, как не начальник турбинного цеха, не должен был принимать из ремонта в эксплуатацию турбину с повышенной вибрацией, хотя и в пределах норм.

Следующими виновными в этой аварии следует считать руководителей и специалистов ОАО РусГидро, прежде всего из числа тех, которые непосредственно курировали эту электростанцию и приезжали на неё.

Непонятно почему, но среди руководителей ОАО РусГидро сегодня нет ни одного специалиста — гидротехника. Да, они толковые и грамотные специалисты в теплоэнергетике, но никто из них не работал на ГЭС. А здесь много своих тонкостей и нюансов. В Министерстве энергетики из руководителей среднего звена, не говоря о верхнем уровне, ни одного специалиста гидроэнергетика нет. Этот вопрос требует дополнительного расследования. К нему я вернусь ещё раз, несколько позже.

Саяно-Шушенская ГЭС построена в полном соответствии с проектом, в её проектировании и строительстве участвовали лучшие проектные организации, ведущие заводы изготовители оборудования. И сегодня претензий к ним за старое нет. Да, оборудование за 31 год со времени пуска первого агрегата, стареет, следует рассматривать вопросы его модернизации, возможной замены, Но не это привело к аварии, извините за выражение, к этому привела — дурость тех, кто сегодня имеет к этому прямое отношение и на самой ГЭС и в ОАО РусГидро.

Мне очень жаль и обидно, что Анатолий Борисович Чубайс так быстро согласился с тем, в чем его обвиняют чиновники Ростехнадзора. Не надо было этого делать. И уж если говорить о надежности работы энергетики России, то надо говорить, прежде всего — вот о чем.

Какой должна быть энергетика России дальше.

Нас, ветеранов энергетики, сегодня волнует больше всего вопрос явного увеличения непредсказуемых и все возрастающих по объему повреждения оборудования и аварий. А может быть, возможно появление ещё более страшных по последствиям в электроэнергетике аварий, которые мы сегодня и предположить ещё даже не можем.

Из того, что можно предположить — это увеличение в зимнее время разрывов на магистральных теплопроводах систем как ближнего, так и особенно дальнего теплоснабжения. В 2007 и 2008 годах уже было в России несколько таких аварий, когда сотни жилых домов оставались без отопления, а трубопроводы подачи тепла и горячей воды в эти дома замерзали. Это к счастью проходило в небольших масштабах. Но ведь это может проходить и в тепловых схемах больших городов, особенно там, где у нас действуют схемы так называемого «Дальнего теплоснабжения». Таких схем теплоснабжения у нас в России более чем достаточно. Да и в самой Москве новые современные мощные ТЭЦ находятся либо у кольцевой автомобильной дороги, либо даже за ней.

Мелкие отопительные котельные, существующие при этом в больших и малых городах, при аварии на теплотрассе никак не закроют потребность города в тепле.

А у нас в России есть и города, в которых на сегодня имеется только один источник теплоснабжения.

Объемы ежегодных ремонтных работ по всем теплофикационным мощностям на сегодня значительно сокращены, по сравнению с периодом даже 90-х годов, не говоря уже об 80-х. Как и чем мы будем объяснять эти аварии, если они произойдут, и здесь пострадают уже не 75 человек, а много больше.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.