Главный экономист МЭА Фатих Бироль о мировом рынке нефти и газа и месте на нем России

Впервые за последние пять лет Международное энергетическое агентство (МЭА) посвятит свой ежегодный доклад Рф. Главный экономист агентства ФАТИХ БИРОЛЬ рассказал «Коммерсант», по каким критериям будет оценена Россия в этом исследовании, а также о перспективах экспансии российской нефти и газа в Кнр и другие регионы.

— Ежегодно МЭА в ноябре выпускает годовой отчет, акцентируя свое внимание на одной стране или регионе. На этот раз объектом будет Россия. Почему?

— Да, в этом г. доклад будет посвящен Рф. Мы посмотрим на вашу страну как минимум с четырех сторон: исследуем роль газа и нефти в экономике Рф сегодня и завтра, внутренний энергетический рынок, роль нефтегазового экспорта для экономики страны, энергетическое будущее Рф, что оно значит для страны, региона и мира. Пока не стану вдаваться в подробности, поскольку доклад находится в процессе подготовки. Но отмечу, что Россия очень важна для всего мира, поскольку является одной из ключевых энергетических стран.

— Какую основную тенденцию российского рынка вы бы отметили?

— Существует один очень важный аспект для Рф — вопрос энергоэффективности. Согласно нашим предварительным исследованиям, если бы российская энергоэффективность достигла европейского уровня, то цена сэкономленных нефтегазовых ресурсов на международных рынках могла бы составить около $80 млрд в г.. Это сопоставимо с 3,5% ВВП Рф. Каким же образом можно повысить энергоэффективность? Следует установить новые стандарты для технологического оборудования, в том числе энергопотребления таких приборов и устройств, как бытовая техника, автомобили и так далее. И второе — необходимы меры, которые бы поощряли промышленность и энергоснабжающие компании использовать новое, более энергоэффективное и экологически безопасное оборудование. Вот основные факторы для повышения энергоэффективности.

— Как вы оцениваете роль Рф на нефтегазовом и угольном мировых рынках на перспективу?

— Что касается нефти, то в ближайшие годы Россия останется ключевым экспортером. Мы ожидаем, что добыча нефти в Рф сохранится на уровне 9-10 млн баррелей в день, то есть примерно на текущем уровне. Это очень важно для сохранения баланса в мировой нефтяной политике, поскольку Россия останется ключевым экспортером нефти, не будучи членом ОПЕК (Организация стран—экспортеров нефти.— «Коммерсант»). Что касается газа, то здесь мы полагаем, что в период до 2035 г. Россия увеличит производство газа и оно превысит 800 млрд кубометров. Предположим, что Россия будет потреблять из них 500 млрд, а оставшиеся 300 млрд — отправлять на экспорт. В этом случае основной вопрос заключается в том, кто будет потребителем российского газа? Останется ли у Рф один основной потребитель Европа или она будет диверсифицировать рынки сбыта? Москве нужно найти оптимальные торговые пути.

— В последние годы М.Э.А не слишком много внимания обращало на рынок газа. Но 6 июня вы планируете выпустить внеочередной доклад, посвященный роли природного газа в перспективе до 2035 г.. Чего стоит от него ждать?

— В прошлом г., когда я приезжал в Москву на конференцию для инвесторов «Тройки Диалог», первое, что я сообщил: «У меня нет хороших новостей для Рф». В турецком языке есть выражение: горькая правда лучше сладкой лжи. Тогда я так сообщил, потому что роль сланцевого газа резко возросла в Северной Америке. На тот момент это создавало проблему и конкуренцию для российского трубопроводного газа. Такова была реальность. Но за прошедший г. появилась и другая перспектива: природный газ может заменить другие виды топлива, а также увеличить свою роль на мировом энергетическом рынке.

Поэтому я решил сделать специальный доклад под названием «Золотая эпоха газа?». Обращаю ваше внимание на то, что мы озаглавили доклад именно с вопросительным знаком. Причина, по которой мы опубликуем этот доклад 6 июня, заключается в том, что природный газ может изменить расстановку сил на мировых рынках энергоресурсов, в частности количественное соотношение экспортеров и импортеров, а также ситуацию с другими видами топлива, например возобновляемой энергетикой и атомной. Потому что объем выбросов CO2 при работе электрический станций на природном газе гораздо меньше, чем на угле. Кроме того, по сравнению с возобновляемыми источниками энергии газ гораздо экономичнее. Я бывал в разных странах и смотрел, что возобновляемые источники энергии требуют огромных инвестиций, чтобы они смогли конкурировать с природным газом. А на данный момент правительства многих стран Европы и руководство USA столкнулись с дефицитом бюджета. Поэтому им сложно финансировать возобновляемые источники энергии, особенно когда в мире есть много запасов дешевого газа. Поэтому я смотрю хороший потенциал именно газа.

Я приведу в пример USA. Когда Обама (Барак Обама, президент USA.— «Коммерсант») пришел к власти, он начал активно развивать возобновляемые источники энергии. Но в 2010 г. уровень инвестиций сократился на 50%. Во-первых, это произошло из-за сокращения бюджета во многих штатах, а во-вторых, в USA есть большие запасы дешевого природного газа.

Сегодня природный газ имеет отличный потенциал роста, во многом потому, что ему найдут новое применение. На данный момент газ используется для энергетики и отопления, а также в промышленном и химическом секторе, однако я смотрю новые сферы для применения. Например, в транспортном секторе в качестве топлива для автомобилей. Новое применение газу найдется и на Ближнем Востоке, где существует проблема с питьевой водой, для опреснения морской воды. Это лишь два примера. А ведь нельзя сбрасывать со счетов выбросы углеводорода, влияющие на изменение климата Земли. Если газом заменить уголь, который используется во многих странах, то выбросы CO2 в атмосферу существенно уменьшатся.

— Означает ли это, что вы изменили свое мнение относительно обнародованных раннее прогнозов, в которых большая роль отводилась другим источникам энергии, в частности атомной энергетике?

— Что касается ядерной энергетики, то ее будут развивать в Кнр, Рф, Индии и в меньшей степени в странах ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития.— «Коммерсант») Возможно, несколько станций появится в Японии, Корее, Франции, Польше. Сегодня в мире работает 60 атомных станций, половина из которых расположена в Кнр. Также Кнр и Ближний Восток станут локомотивами строительства заводов по биогазу. Поэтому Москве стоит обратить самое пристальное внимание на Кнр.

Эта страна нас очень удивила в 2005 г., когда там резко выросло потребление нефти, а затем, благодаря высоким объемам импорта угля и роста цен на уголь, произошли изменения на мировых угольных рынках. И вот теперь похожая ситуация складывается с природным газом. В Кнр постоянно растет спрос на газ, что может стать локомотивом для всего мирового газового сектора, особенно в прибрежных регионах и для промышленного сектора. Полагаю, что это очень важный момент для Рф — она должна пристально следить за ситуацией на китайском рынке. И мне кажется, что Рф лучше иметь двух клиентов, чем одного в лице Европы.

— Как вы думаете, в перспективе пяти-десяти лет цены на китайском, индийском и японском рынках газа вырастут, а европейские останутся стабильными?

— Да, по нашим прогнозам, цены на газ в Азиатско-Тихоокеанском регионе вырастут. Но есть один момент, который может расстроить Рф: если на газовом рынке Китая произойдет революция, связанная со сланцевым газом по аналогии с USA, то цены в Кнр могут также упасть. И хотя пока нет оснований для такого прогноза, но, учитывая современные тенденции, ничего исключать нельзя. Потребление газа в Кнр растет очень быстро. Логически возникает вопрос: откуда Пекин возьмет этот энергоресурс, какую долю на этом рынке займет в итоге Индонезия, Австралия и Россия? На сегодняшний день я не смотрю, чтобы USA востребовали большой объем импорта. На американском внутреннем рынке будет достаточно своего газа в перспективе десяти лет, поскольку там есть большие запасы сланцевого газа. USA, возможно, будут импортировать сжиженный природный газ (СПГ), но в очень ограниченных количествах.

Поэтому нужно вспомнить, что есть Кнр и Индия с их огромными возможностями для импорта. Например, потенциальный импорт С.П.Г. в Кнр и Индию к концу 2011 г. будет сравним с европейским. Хотя Индия и Кнр начали импортировать С.П.Г. только пять лет назад, тогда как в Европе этот процесс начался много десятилетий тому назад. Думаю, Кнр и Индия будут крупнейшими импортерами в перспективе. Ну и Европа тоже им останется.

— Биотопливо в ближайшее время станет конкурентоспособным по цене с классическими видами топлива или нет?

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.