Генеральный директор ООО «Газпром экспорт»Александр Медведев дал интервью по поводу 3-го пакета европейских энергопоправок - Часть 2

Рынок газа в условиях глобального кризиса действительно изменился, но не настолько, чтобы отказываться от проверенной десятилетиями, надежной и жизнеспособной системы долгосрочных контрактов. К тому же сейчас на фоне постепенного выхода из кризиса происходит восстановление конъюнктуры рынка.

Одно из бесспорных достоинств долгосрочных контрактов — обеспечение баланса интересов продавцов и покупателей природного газа. Формально все выступают за сохранение таких контрактов, но некоторые покупатели настаивают на такой их модернизации, которая равносильна разрушению. Условия подобной «модернизации» разнообразны, включают даже полный переход к спотовой индексации при ценообразовании, отказ от принципа «бери или плати», а при сохранении нефтепродуктовой формулы — ежегодный, а то и ежеквартальный пересмотр контрактных объемов и базовой цены. «Модернизация» контрактов в соответствии с такими предложениями меняет баланс интересов не в пользу экспортеров газа и поэтому для них неприемлема.При защите нефтяной и нефтепродуктовой привязки в долгосрочных контрактах как единственной альтернативы спотовым ценам, Группа «Газпром»(Ртс:Gazp) проявила гибкость в отношениях с партнерами, учитывая нынешнюю беспрецедентную ситуацию на европейском газовом рынке. С нашей стороны адаптация долгосрочных контрактов направлена на то, чтобы избежать образования существенного отрыва цен этих контрактов от цен аналогичных контрактов конкурентов, и стимулировать таким образом увеличение отбора газа. Но адаптация контрактов не изменила их базовых принципов.

По-прежнему ли необходима привязка цены газа к цене нефти?

Долгосрочные контракты с доминированием нефтепродуктовой привязки по-прежнему гарантируют сохранение баланса интересов покупателя и продавца. В условиях импортозависимой Европы привязка цены газа к «третьему» товару — нефти — предоставляет потребителю иммунитет от возможных ценовых манипуляций доминирующим поставщиком, поскольку ни один из крупных экспортеров газа в Европу не может влиять на цену нефти и нефтепродуктов. Интересы экспортера на срок действия контракта, продолжительность которого может достигать 35 лет, защищены не только этой привязкой, но и условием «бери или плати», которое гарантирует минимальный отбор по контрактам. Тем самым объемные риски перекладываются на покупателя, что служит гарантией возврата долгосрочных инвестиций поставщика. А интересы покупателя получают дополнительную поддержку в виде контрактных обязательств поставщика при невыполнении дневных номинаций нести штрафные санкции. Поставщик также принимает на себя обязательства по «make-up gas».

Не стал ли газ уже самостоятельным биржевым товаром?

Модель ценообразования на газ, основанная на спросе и предложении, не работает успешно ни на одном из глобальных рынков.Даже в США, где, в отличие от континентальной Европы, имеются все условия для эффективного функционирования этой модели, цены не покрывают всех издержек производителей газа, в том числе и сланцевого. Только нефтяная привязка приводит цены природного газа к «нормальному» уровню, который устраивает производителей.

Как европейские клиенты выполняют обязательства по отбору минимальных контрактных объемов? Не будет ли далее меняться правило «бери или плати» в европейской контрактной практике под давлением кризиса и избытка предложения газа на рынке?

Принцип «бери или плати» остается краеугольным камнем системы долгосрочных контрактов, организации газового рынка в континентальной Европе как надежного и гибкого. Группа «Газпром»(Ртс:Gazp) действует в направлении сохранения этого принципа, но при этом проявляет гибкость, учитывает конкретную конъюнктуру. В принципе, на рынках отдельных стран ситуация неодинаковая, но положение в целом приемлемое.

Оценки наших экспертов показывают, что нынешний избыток предложения газа в континентальной Европе долго не сохранится: докризисный спрос восстановится примерно в 2012 г., а к 2020 г. в условиях сокращения собственной добычи странам ЕС придется импортировать еще больше дополнительных объемов газа. Наш консенсус-прогноз показывает, что разрыв между спросом и собственным производством газа в странах ЕС составит 380 миллиардов кубометров в год в 2020 г., и 440 миллиардов — в 2030 г.. Следовательно, в перспективе неизбежна проблема не избыточного предложения «голубого топлива», а обеспечения надежного поступления его дополнительных объемов.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2019 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.