FORBES: Возможно Ротенберги получат в собственность самое современное трубное предприятие России

В один из ноябрьских дней 2009 г. в переговорной московского офиса группы ЧТПЗ на Мясницкой улице собрались 15 иностранных банкиров. Многие из них откровенно жалели, что связались с обаятельным улыбчивым человеком в дорогом костюме, который занял у них много сотен миллионов долларов на новые проекты. «Они в один голос говорили, что я сумасшедший, в такой период, как сейчас, надо все прекратить, зарыть, забыть, сидеть, копить, ждать и еще какие-то такие глаголы», — вспоминает собеседник банкиров, основной владелец группы ЧТПЗ Андрей Комаров. Он безуспешно пытался объяснить финансистам, что строительство новых цехов стоимостью $1,4 миллиард прекращать не нужно.

Комарова выручило государство, выдавшее в 2009 г. госгарантии по кредиту Газпромбанка на достройку «цеха мечты» «Высота 239». Кредиты иностранцев затем перекупили российские банки во главе со Сбербанком и Банком Москвы, и группа ЧТПЗ достроила все проекты. Но сегодня пришло время отдавать кредиты, группе снова отчаянно нужны госгарантии: без них банкротство практически неизбежно. В залоге у банков находятся все пакеты акций владельцев группы ЧТПЗ. Как могла оказаться в таком положении одна из самых успешных и прибыльных частных компаний Рф?

 

Обаятельный 
и артистичный. Андрей Комаров всегда умел производить благоприятное впечатление. Фирменное обаяние помогло 23-летнему уроженцу города Озерска (Челябинск-40), выпускнику МИХМа устроиться на первую в жизни официальную работу. Она никаким логическим образом не следовала из его тогда еще короткой биографии.  В 1989 г. он стал администратором недавно созданного московского театра «Сатирикон» и, как говорит художественный руководитель театра Константин Райкин, быстро расположил к себе всех. «Он обладает стопроцентным обаянием и харизмой, что колоссально важно для человека, который занимается чем-то таким. И администратором он был совершенно блистательным», — вспоминает Райкин.

Еще одно важнейшее качество Комарова, по словам руководителя «Сатирикона», — умение договариваться со всеми и обо всем. «Он социальный полиглот, с каждым социальным слоем он умеет разговаривать на своем языке, и с английской королевой, и с каким-то бандитом и жлобом, причем без всяких больших усилий со своей стороны», — говорит Райкин.

Умения талантливого администратора пригодились, когда в 1992 г. Комаров ушел из «Сатирикона», занявшись куплей-продажей товаров народного потребления. В конце 1992 г. надо было сбыть партию пуховиков, и Комаров приехал в Краснодар, где познакомился со своим будущим деловым партнером Михаилом Гамзиным, совладельцем небольшой фирмы, которая занималась поставками за рубеж сельхозпродукции. «Андрей Ильич умел расположить настолько, что отношения с ним быстро превращались в сделки», — вспоминает Гамзин. Первая операция по продаже пуховиков за валюту состоялась уже через две недели после знакомства, а менее чем через г. партнеры основали и 1-ый серьезный бизнес — Северокавказскую транспортную компанию.

Андрей КомаровАндрей Комаровфото Романа Шеломенцева для Forbes

Бизнес не требовал начальных инвестиций, в его основе была идея — одна из многих, которые непрерывно генерировал Комаров, вспоминает Гамзин. Партнеры предложили Новороссийскому морскому торговому порту, испытывавшему нехватку площадей для перегрузки экспортного металла, способ решения этой проблемы, поясняет Комаров. Порт и железная дорога стали основными учредителями компании. Гамзин стал гендиректором, Комаров — главой совета директоров. Но уже в 1994 г. партнеры расстались — Гамзин хотел заниматься только транспортом, а Комаров заинтересовался перепродажей металла. Выбор очевидный: в Челябинской области, откуда Комаров родом и где у него остались многочисленные знакомые, расположено несколько металлургических гигантов и ряд заводов меньшего калибра. В 1992–1996 годах Комаров был совладельцем и руководителем нескольких компаний, возивших металл между российскими заводами и на экспорт. Одним из таких предприятий был Челябинский трубопрокатный завод (ЧТПЗ), гигант советской трубной промышленности, который в середине 1990-х испытывал большие трудности со сбытом и финансами.

Мирная приватизация. В советское время ЧТПЗ выпускал до 3 млн труб в г., к 1996 г. — только 400 000, вспоминает председатель совета директоров ЧТПЗ и нынешний партнер Комарова по группе Александр Федоров, в первой половине 1990-х начальник производственно-сбытового отдела завода. Основные клиенты ЧТПЗ, нефтяники и газовики, резко сократили закупки труб, и предприятие отчаянно искало новых покупателей. Комаров предложил наладить экспорт, и его предложение было принято без возражений. Из этой затеи ничего не вышло — и тогда, и сейчас ЧТПЗ поставляет на экспорт очень мало труб, но отношения завязались. В 1996 г. Комаров за $2 млн купил первые 10% акций завода у челябинского бизнесмена Валерия Гартунга, отношения которого с руководством завода, как он говорит, «были довольно сложными». «Это была дружественная [руководству завода] покупка, больше того, они даже обещали у меня его потом выкупить, но обстоятельства сложились по-другому», — говорит Комаров. Спустя два года он уже был главным собственником ЧТПЗ.

«История приватизации всех металлургических активов в России совершенно однотипна: в середине 1990-х рыночная капитализация даже какой-нибудь «Магнитки» была равна ее недельному производству. Если я пришел на завод, купил партию металла и договорился, чтобы мне дали отсрочку по платежу на месяц, то через месяц я прихожу и говорю: да я же ваш хозяин», — рассказывает бизнесмен, в 1990-х поставлявший металл на ЧТПЗ и сам владевший акциями одного из металлургических заводов. По сделке Комарова с Гартунгом, завод стоил $20 млн, тогда как его выручка в том же 1996 году составила $412 млн. Акции ЧТПЗ и других трубных заводов спросом не пользовались: инвесторы гонялись за бумагами экспортно ориентированных предприятий, приносящих валюту, — «больших» металлургов. ЧТПЗ поставлял за рубеж менее 2% продукции, российские потребители расплачивались в основном по бартеру. После чековых аукционов основным собственником ЧТПЗ оставался трудовой коллектив, и Комаров с его 10% стал чуть ли не крупнейшим частным акционером наряду с областным фондом «Атлант», владевшим 8% акций.

Состоявшийся на ЧТПЗ в 1996 году переворот прошел мирно: на собрании акционеров гендиректором был избран проработавший на заводе всю жизнь производственник Федоров, которого поддержала большая часть трудового коллектива и Комаров. Федоров тут же назначил Комарова своим заместителем по стратегии. Комаров, в свою очередь, уже в 1998 году скупил контрольный пакет акций предприятия, а Федоров стал его младшим партнером. Официально об этом, впрочем, было объявлено лишь в 2007 году: группа ЧТПЗ сообщила, что ее крупнейший акционер Mountrise Limited на 90% принадлежит Комарову и на 10% — Федорову. Скупка акций ЧТПЗ прошла спокойно, без скандалов и корпоративных войн. «В этой истории не было драматизма, накала, борьбы, дуэлей», — вспоминает Комаров. Участники рынка и конкуренты ЧТПЗ это подтверждают.

Но есть правдоподобная версия, почему Комаров так легко утвердился на заводе. По мнению некоторых банкиров, а также конкурентов Комарова, его покровителем был Виктор Христенко, в разные годы занимавший посты министра энергетики, промышленности и даже вице-премьера. В 1996 году Христенко работал первым замом главы администрации Челябинской области. Комаров утверждает, впрочем, что к тому времени, как он стал акционером ЧТПЗ, будущий вице-премьер уже уехал в Москву (согласно официальной биографии Христенко, это произошло в 1997 году). Близкого знакомства с Христенко Комаров, впрочем, не отрицает: «Виктор Борисович — мой старший товарищ, мы из одного города, мы дружим много лет, у нас существуют всевозможные связи — семейные, дружеские, какие угодно». Но Христенко «не является и не являлся совладельцем ЧТПЗ», настаивает он. Представители экс-министра от комментариев уклонились.

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.