Forbes о Рэмэ Вяхиреве

В 1990-е Рем был третьим человеком в Рф. О чем он вспоминает и о чем не хочет говорить теперь

«Смотри, смотри, видишь — уши торчат?» На голос невысокого, совсем седого уже мужчины поднимаются из травы два неожиданно маленьких оленя и будто застывают на месте. Хозяин смотрит на них с жалостью: «Пугливые, и сердечко слабое».

Каждый день он садится за руль паркетника и объезжает свое хозяйство — чуть больше 50 га. Вот поле для выпаса скота, нежно-зеленые грядки с травой для гусей и теплицы с дынями и арбузами. По соседству небольшой пруд со странной сварной конструкцией на плаву. «Заходи на «Аврору», — улыбается хозяин, забрасывая удочку. В этом пенсионере в клетчатой рубашке и старорежимных мешковатых штанах едва можно узнать когда-то могущественного главу «газпрома»(Ртс:gazp) Рема Вяхирева. О прошлом напоминает разве что бейсболка с надписью Wintershall — названием немецкой компании, дружившей с «Газпромом».

«После «газпрома»(Ртс:gazp) мог бы пойти куда захотел, — уверен его знакомый. — Был бы как Виктор Зубков — седина, стать, жизнелюбие и приличный пост вроде представителя в ОПЕК». Но после отставки будто исчез: не дал за 11 лет ни одного интервью, не был замечен в бизнесе.

Как вышло, что «газовый король» оказался в стороне от больших дел? И что кроме оленей напоминает ему об империи, которой он бессменно правил почти 10 лет?

Газовый тандем. Карьера Вяхирева развивалась неспешно: «Я же начал со скважины, пешочком прошел до большой установки». Самый старший из шестерых детей в семье учителей из села Большая Черниговка Куйбышевской области, в 1-ый класс он пошел в 1941 г.. «Две-три недели проучились, и мужиков всех забрали, а нас повезли убирать картошку. Я на своих внуков смотрю: куда их пошлешь?» — смеется . С восьмого класса работал на разгрузке волжских судов. На нефтегазовый факультет Куйбышевского политеха он пошел по одной причине: специальность была новая и студентов заманивали повышенной стипендией.

После института 15 лет работал на приволжских нефтяных промыслах «Куйбышевнефти». Но когда неподалеку открыли газовое месторождение, его назначили начальником управления «Оренбурггаздобыча». Карьера «газовщика» Вяхирева могла завершиться, едва начавшись: при первом же пуске взорвался сепаратор, погибли двое работников. Собралась комиссия, приехал министр из Москвы, но под суд Вяхирева не отдали.

В Оренбурге его ждала судьбоносная встреча. В 1973 г. директором местного газоперерабатывающего завода был назначен бывший завотделом Орского горкома КПСС Виктор Черномырдин. «Нормальный был мужик, соображал, только много партийности было в его сознании, на производстве вытряслась», — вспоминает . Но, видно, не до конца — через пять лет Черномырдина перевели в Москву инструктором отдела тяжелой промышленности ЦК КПСС. В следующий раз они встретились уже в Министерстве газовой промышленности. Черномырдин возглавил его в 1985 г., стал первым замом. А скоро они совершили настоящую по тем меркам революцию, уговорив Совет министров С.С.С.Р преобразовать министерство в концерн «газпром»(Ртс:gazp).

«Может, я дурную вещь сделал, но не нравилась мне структура министерская — вроде и не чиновники, но и не производственники», — объясняет Вяхирев. С идеей создания концерна к председателю Совета министров Николаю Рыжкову пришлось ходить четырежды. На выделенной будущим газпромовцам подмосковной даче рабочая группа во главе с Евгенией Селиховой, руководившей в министерстве экономическим сектором, несколько месяцев готовила концепцию реформы. И Рыжков сдался. 8 августа 1989 г. был зарегистрирован Государственный газовый концерн «газпром»(Ртс:gazp), получивший полсотни профильных предприятий.

Возглавил «газпром»(Ртс:gazp) Черномырдин, Вяхирев остался при нем первым замом.

«Священная корова». В 1992 г. Ельцин (Вяхирев называет его «царь Борис») забрал Черномырдина в правительство, и Вяхирев стал главным в «газпроме»(Ртс:gazp): «Что мне было отказываться, когда все хозяйство на руках, кому-то отдашь — потеряют». Связка Вяхирев — Черномырдин превратила концерн в неприступную крепость. Устав «газпрома»(Ртс:gazp), к примеру, не позволял свободно торговать его акциями, а сместить Вяхирева можно было, только если бы он сам проголосовал за свою отставку. В этой паре каждый считал себя главным. Но они очень хорошо друг друга дополняли, считает бывший министр энергетики Владимир Лопухин. «Рем Иванович — такой работник, а Виктор Степанович — больше поэт, его дело придумать, что-то новое сочинить».

С одной стороны, Черномырдин поддерживал «газпром»(Ртс:gazp) — концерн, к примеру, имел право отправлять часть денег в собственный Стабфонд, средства которого не облагались налогами (в одном только 1995 г. из его налогооблагаемой базы ушло 23,4 трлн рублей, или около $5 млрд). А с другой — правительство неизменно использовало «газпром»(Ртс:gazp) в качестве «второй кассы».

Лопухин вспоминает, что Егор Гайдар мог вызвать Вяхирева со словами: «Рем Иванович, нам нужно курс рубля поддержать» — и «газпром»(Ртс:gazp) с его валютной выручкой «поддерживал». Или вот еще. «Однажды Юрий Лужков выбивал у Черномырдина деньги для Москвы, — рассказывает бывший министр экономики Евгений Ясин. — Я кричал, что никаких льгот быть не может. Тогда Черномырдин взял трубку и позвонил Вяхиреву: «Рем Иванович, дай Лужкову квоту на экспорт газа».

Но были люди, договориться с которыми Вяхиреву не удавалось никогда. «Я даже котов своих не хочу называть рыжими из-за Чубайса», — хмурится Вяхирев. И спустя 20 лет одно упоминание имен Анатолия Чубайса и Бориса Немцова заставляет его закипать.

В 1992 г. на повестке была реформа нефтегазовой отрасли. «газпром»(Ртс:gazp) могли разделить и приватизировать по примеру нефтянки, где в итоге образовалось несколько успешных частных компаний. Но «нефтяники сами хотели создать независимые предприятия и рулить потоками, а газовики, наоборот, всеми силами старались сохранить систему», объясняет бывший 1-ый зам руководителя аппарата правительства Сергей Васильев. «В отличие от нефти весь газ добывался примерно в одном месте. В такой ситуации создать конкурентные компании было объективно тяжело, а уж с Виктором Степановичем во главе правительства и вовсе нереально», — говорит Ясин. «Степаныч всех к ногтю взял, «газпром»(Ртс:gazp) был сильнее любого министерства», — признает Васильев.

«газпром»(Ртс:gazp) — народу. Приватизация «газпрома»(Ртс:gazp) тоже проходила с особенностями. Указ был подписан в 1992 г., но 1-ый этап продажи акций растянулся на три г.. Газовики пытались взять процесс под контроль, но сталкивались с сопротивлением Чубайса. «Не раз мои ребята были на грани увольнения», — вспоминает он в книге «Приватизация по-российски». Схватка с «Газпромом» едва не стоила должности его заму Петру Мостовому. Его Чубайс отстоял, но газовикам все же удалось отщипнуть от приватизации: «газпром»(Ртс:gazp) выкупил за чеки 10% своих акций. Концерн «фактически выпал из ваучерной приватизации», — свидетельствует Лопухин. Акции продавались в основном на закрытых чековых аукционах в регионах присутствия «газпрома»(Ртс:gazp) (населению было продано около 48%). «Мы считали, продадим своим, а они всегда будут нас поддерживать, — признается Вяхирев, — но людям жрать было нечего, начали продавать».

В госсобственности Ельцин оставил 40% акций. Почему государство само отказалось от контроля в компании, чей бюджет был фактически неотделим от федерального? Вопрос обсуждался долго, и мнения были разные, вспоминает Лопухин: «Я, к примеру, многих коллег уговаривал, что люди не готовы к рынку, но в ответ получал, что от чиновников угрозы не меньше».

Кто же контролировал «газпром»(Ртс:gazp), если у государства контроля не было? Рем Вяхирев. Именно он голосовал на собраниях контрольным пакетом. В 1994 г. был подписан трастовый договор, по которому «газпром»(Ртс:gazp) на три г. получал в управление 35% из госпакета. Недостающие голоса привозили гендиректора «дочек» «газпрома»(Ртс:gazp), собиравшие доверенности у работников. Делились голосами с Вяхиревым и профессиональные инвесторы, скупавшие акции у населения. «Перед каждым собранием в обмен на голоса менеджмент «газпрома»(Ртс:gazp) поворачивался к миноритариям лицом: с ними встречались, показывали и рассказывали что угодно. Мы называли это День Весны», — вспоминает один из них.

Траст, который лопнул. Власти и авторитета Вяхиреву было не занимать, но мог ли он это капитализировать? Как удалось выяснить Forbes, такой шанс у него действительно был.

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2 3 4

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.