Доклад министра энергетики РФ Сергея Шматко на Международной конференции по нефти. Москва, 27 октября 2009 г.

Cобытия истекшего г. ярко продемонстрировали, что в настоящее время цена «черного золота» определяется не только классическими фундаментальными факторами (спросом и предложением), не только политическими решениями (что было характерно для периода «нефтяных шоков» 70-80 годов прошлого века), но и возросшей взаимозависимостью нефтяного и финансового рынков, в том числе зависимостью рынка нефти от спекулятивных действий финансовых игроков.
Учитывая широкоe представительствo всех заинтересованных сторон на данном форуме, мы предложили бы обобщить основные факты, имевшие место на мировом рынке нефти в последнее время, и в этом контексте еще раз проанализировать наши подходы к его стабилизации и практические инициативы, выдвинутыe на предыдущих встречах.
В настоящее время ситуация на мировом рынке может быть охарактеризована следующим образом.
К июню текущего г. цена на нефть вернулась к уровню, в среднем, 70 долл. за баррель. В последние три месяца цены, до некоторой степени, стабилизировались.
Следует вспомнить, что совсем недавно ведущие участники нефтяного рынка – основные страны-потребители нефти, ОПЕК, Россия, международные нефтяные компании – неоднократно заявляли, что цена в коридоре 60–80 долл. за баррель является для них приемлемой. Казалось бы, все в порядке. Однако перспектива сохранения этого уровня цен весьма проблематична.
С одной стороны, цена нефти поддерживается на относительно высоком уровне, в том числе благодаря политике ОПЕК по ограничению предложения нефти, а также – благодаря интеграции нефтяного и финансовых рынков, о чем свидетельствует выраженная корреляция между доходностью акций и ценой на нефть, о чем, кстати, сегодня уже говорил министр энергетики ОАЭ. Фьючерсные контракты на нефть в массовом порядке используются финансовыми инвесторами для хеджирования рисков.
Растущая динамика цен на нефть предопределяется также объективным и очень быстрым ростом издержек на разведку, добычу и транспортировку нефти во всем мире.
С другой стороны, состояние фундаментальных факторов – спроса, запасов, «свободных мощностей» и наращивания производства – нацеливает рынок на снижение цен.
Наряду с воздействием названных фундаментальных факторов, на нефтяной рынок влияет и будет влиять устойчивая тенденция к снижению удельной нефтеемкости ВВПв экономиках как развитых, так и развивающихся стран.
Несомненно и то, что на него окажет воздействие изменение практики регулирования рынка деривативов (в том числе нефтяных). Как вы знаете, в настоящее время в США и Великобритании ужесточается контроль над организованными сырьевыми биржами New York Mercantile Exchange и Intercontinental Exchange, а возможно – и над так называемой «торговлей через прилавок» (over-the-counter trade).
Высокая волатильность нефтяного рынка, связанная с противоречивым влиянием названных тенденций и факторов на его объем и цены, лишь подчеркивает необходимость выработки предложений по его стабилизации и предсказуемому развитию.
Нефтяной рынок составляет сегодня почти 2 триллиона долларов. Его значение и влияние на мировую экономику, в том числе на ход преодоления глобального кризиса, трудно переоценить. Отсюда вытекают значимость тех предложений и рекомендаций, которые могут быть сформулированы в ходе нашей встречи, и наша ответственность за эти предложения. При этом мы исходим из того, что их содержание должно строиться на взаимовыгод­ной и недискриминационной основе, учитывать интересы стран-производителей, стран-потребителей и транзитеров.
В этой связи мы предлагаем обсудить три основные группы вопросов.
В первую очередь, предлагаем остановиться на вопросах оптимизации объемов добычи и глобального развития инфраструктуры для транспортировки энергоносителей.
При этом, как нам представляется, необходимо следовать принципам, разделяемым всеми заинтересованными сторонами.
Первый такой принцип может заключаться в необходимости придерживаться согласованных правовых основ за счeт достижения соответствующих двусторонних и многосторонних международных договоренностей по решению ряда взаимосвязанных проблем. Помимо правовых механизмов транзита и эффективности потребления, нужно, например, иметь в виду и такой важный аспект. В последнее время активизировались разра­ботки месторождений на морском шельфе. Особую остроту приобретают проблемы урегулирования правового статуса в спорных регионах – в Арктике, на Каспии, в Южно-Китайском море и других. На наш взгляд, без решения этих проблем реализация новых масштабных, перспективных проектов в названных регионах едва ли возможна.
Второй принцип – это обеспеченность крупных инфраструктурных международных проектов в энергетике надежной ресурсной базой. В ином случае их реализация политизируется, экономическая целесообразность уступает место безудержному политиканству.
Третий принцип – это экологическая и технологичес­кая безопасность любого проекта. Просчеты в этой сфере, как показывает практика, ведут к серьезным катастрофам.
Четвертое – это экономическая обоснованность тарифов, уровень которых зависит, в конечном счете, от объемов инвестиций, обусловленных, в свою очередь, выбором транспортных маршрутов и технических параметров проекта.
И, наконец, пятый принцип состоит в том, что надежная реализация масштабных проектов невозможна без долгосрочных контрактов на поставку и транспортировку энергоносителей, которые должны разрабатываться и заключаться на основе согласованных сторонами расчетных формул.
Россия строго придерживается названных принципов при реализации нефтепроектов на своей территории и за рубежом. Это, в частности, такие проекты, как нефтепровод «Бургас–Александруполис», вторая очередь Балтийской трубопроводной системы, вторая очередь Каспийского трубопроводного консорциума, уникальный проект «Восточная Сибирь – Тихий океан» и появившаяся новая «звезда» – проект «Самсун – Джейхан», а также модернизация нефтянной трубы «Атырау–Самара».
Вторая группа вопросов, которые требуют решения ипо которым мы уже излагали свою позицию на предыдущих форумах, связана с осуществлением совместных действий по реформированию глобального нефтяного рынка. Эти действия могли бы стать адекватным ответом на объективные изменения, произошедшие в последние годы на рынке нефти и нефтепродуктов. К ним, по нашему мнению, следовало бы отнести:
- организацию системы распределенных оптимальным образом площадок для торговли нефтью и нефтепродуктами;
- расширение спектра «маркеров» нефти и применение корзины валют в расчетах за нее;
- снижение зависимости текущей цены углеводородов от спекулятивного капитала и валютных рисков.
Например, по статистике, в мире все больше производится тяжелой высокосернистой нефти, однако для нее отсутствует прямой ценовой ориентир. Аналогичная проблема существует и для поставляемой на азиатские рынки российской легкой нефти с восточно-сибирских месторождений. Можно привести и другие примеры. Поэтому Правительство Рф будет поддерживать инициативы по введению новых ликвидных маркеров. Вместе с тем, введение новых ценовых ориентиров должно предусматривать создание необходимой инфраструктуры – новых торговых площадок, единой расчетно-платежной системы. Функционирование Дубайской биржи с контрактами на физическую поставку оманской нефти выявило значительный интерес рынка к повышению прозрачности механизмов ценообразования для сернистой нефти. Как показывает пример Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи, мы также активно работаем в этом направлении. Наша конференция является подходящим местом для обсуждения возможных предложений.
Движение к стабильному и предсказуемому рынку нефти неизбежно сопряжено с необходимостью очищения цены на этот углеводород от спекулятивных составляющих. Это особенно важно в условиях волатильности цен и неопределенности среднесрочных потребностей рынка в энергоресурсах.
Экономически обусловленным механизм ценообразования будет тогда, когда он будет подкреплен множеством реальных, а не виртуальных рыночных сделок. Нужна система, которая позволяла бы ограничить спекулятивный капитал, расширяя одновременно возможности хеджирования сделок для компаний – производителей и потребителей нефти. Понятно, что в такой ситуации некоторые участники рынка, ожидающие сиюминутного ростa цен, будут разочарованы, однако это затруднит в будущем образование «мыльных пузырей». Согласие участников конференции с таким подходом означало бы «голосование» за стабилизацию рынка.
В ходе нашей конференции представляется целесообразным еще раз обсудить выдвинутое ранee предложение о расширении использования долгосрочных контрактов на поставку нефти, которые – при унификации условий – могли бы заключаться и в рамках биржевых торгов. Создание системы долгосрочных контрактов на физическую поставку позволило бы учитывать при формировании цены рост реальных издержек на добычу и транспортировку нефти; при этом производители могли бы гораздо более уверенно планировать инвестиции в долгосрочные проекты.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2018 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.