Война токов: Эдисон против Вестингауза. Часть 2.

Война токов: Эдисон и черный пиар. Часть 2.

Ю. Носов, доктор технических наук
Смотрите также: Начало: часть 1

Сорокалетний «великий старик»

Для людей, близко знавших Эдисона, он был славным и простым человеком, добрым товарищем, юмористом в приятельской компании. Говорили даже о его робости и застенчивости, казалось естественным, что развитию именно этих качеств должна была способствовать глухота на одно ухо, поразившая его в детстве.
Он женился на работнице своей фабрики, и его семейная жизнь протекала уравновешенно — без огорчений и ссор. Он был равнодушен к спиртному и к шумным развлечениям, смеялся над чревоугодниками. Любил, правда, сигары и порой выкуривал до двадцати штук в день, что помогало ему отвлечься от всего суетного и сосредоточиться на главном деле жизни — изобретательстве.

Но Эдисон жил в эпоху формирования так называемой «великой американской мечты», когда поденщики и дровосеки становились президентами, а из разносчиков газет вырастали миллионеры. Идея «selfmade man» (человека, сделавшего себя) была наряду с идеей «make money» (делать деньги) одной из самых привлекательных. Все американские школьники знали чуть ли не наизусть несколько автобиографий-бестселлеров, изданных громадными тиражами и являвшихся нравственными эталонами, — каждая для своей социальной группы.

Для технической интеллигенции таким эталоном стала автобиография Бенджамина Франклина — знаменитого естествоиспытателя, политика и одного из «отцов-основателей» США. Написанная им в преклонном возрасте, она была в значительной мере проникнута духом морализаторства: автор не без лукавства мифологизировал многие события так, чтобы они служили делу воспитания юношества. Хрестоматийным стало описание начала карьеры 18-летнего Бена в филадельфийском издательстве, куда он ежеутренне привозил бумагу в громыхающей тачке и где впоследствии стал преуспевающим издателем.

Родившийся в небедной семье, Эдисон начал свою трудовую деятельность с 12 лет — разносчиком газет. Затем стал телеграфистом-практиком и достиг высочайшей квалификации. А в 22 г. оказался буквально в самом пекле одной из знаменитых американских «черных пятниц», во время которой гений биржевых спекуляций Дж. Гоулд создал огромное состояние из множества небольших состояний обанкротившихся неудачников.

Эдисон работал тогда в его телеграфном бюро и, осознав всю значимость информации, быстрее других извещал своего патрона об изменении биржевых котировок. А вскоре он ушел на «вольные хлеба» и занялся усовершенствованием телеграфа. Наверняка тогда же Эдисон понял и то, что владеющий информацией может манипулировать людьми в своих интересах, хотя ему — человеку без средств и без общественного положения — это не могло в то время пригодиться. Но в памяти безусловно осело.

Знакомство с Гоулдом оказалось исключительно важным в биографии Эдисона и по другой — вполне материальной -причине. Полмиллиона долларов, израсходованных им на строительство первой электрические станции, были субсидированы именно Дж. Гоулдом и Дж. П. Морганом — совладельцами первой крупнейшей общенациональной монополии «Вестерн юнион».

Эдисон был изобретателем «от бога», а вот бизнесменом он стал «от людей». Окружение буквально кричало ему, что любые изобретения, каким бы высоким помыслам о счастье человечества они ни отвечали, должны приносить ему не только славу в будущем, но и богатство в настоящем. И он культивировал в себе имидж человека, способного все оценить в долларах. «Нахал и проныра», «непокладистый, развязный, видавший виды юнец», «несговорчивый упрямец» — это тоже о нем и тоже от людей достаточно близких.

Существенным для развития событий стало, видимо, и еще одно — уже совсем личного свойства — обстоятельство. В 1886 г. — через два г. после смерти жены — Эдисон женился вторично. Его избранница была на 18 лет моложе его, происходила из состоятельной банкирской семьи, воспитывалась на поэзии Лонгфелло и Эмерсона, пейзажах барбизонцев, классической музыке великих европейцев.


В 1886 г. Эдисон женился вторично.
 
 

Внешне его жизнь протекала, как и прежде, — просто и размеренно, но общественное положение заметно изменилось. Если уже после тридцати из-за серьезности и ранней седины коллеги называли его «стариком», то теперь все чаще слышалось «великий старик». Во время Всемирной выставки 1889 г. в Париже, на которую Эдисон представил удививший всех фонограф — предтечу граммофона, ему с молодой женой на череде грандиозных банкетов оказывали поистине королевские почести. Европа все чаще сравнивала его с Франклином — что могло быть выше и желаннее!

Фонограф Эдисона. 1889 г..
 
 

Словом, в ту пору он уже не мог позволить себе не соответствовать имиджу признанного мэтра ни перед миром, ни перед Америкой, ни тем более перед молодой женой. Одно дело было когда-то «давным-давно» проиграть своему ровеснику и к тому же действительно великому изобретателю Беллу, другое — уступить теперь «выскочке и молокососу» Вестингаузу-младшему. Даже ничья виделась ему к этому времени поражением. Только сокрушительная победа. «Карфаген должен быть разрушен».

Конкурент мой — враг мой

С 1888 г. все технико-экономические аргументы оказались на стороне Вестингауза, и тогда сторонники Эдисона сконцентрировались на одном мотиве — «безопасности населения». Диспут закончился, началась демагогия. К примеру, Эдисон публиковал в научном журнале статью о «безопасном» постоянном токе. А его клевреты в газетах усиливали — «совершенно безопасном». И плавно перетекали к утверждению об опасности переменного тока и ее принципиальной неустранимости. При любых несчастных случаях у конкурента, а они в период становления новой техники неизбежны, таблоиды выходили под кричащими заголовками: «Электрическое убийство», «Очередное тело на проводах. Кто следующий?» и тому подобное. Публику откровенно терроризировали.

В 1888 г. Эдисона покинул Тесла, но зато в его лагере появился некто Г. Браун. Это был истинный демагог, готовый на любую оголтелость и гнусность и выступавший, как все классические демагоги, исключительно «в защиту жизней населения». Эдисона он как бы и вообще не знал, хотя было известно, что приборы для «демонстраций» ему безвозмездно предоставляли эдисоновские фирмы.

В своих памфлетах защитник народа начал называть переменный ток уже не просто «опасным», а «проклятым», «мерзким» (damnable), вполне резонно полагая, что эти прилагательные со временем «приклеятся» и к лидерам противоположного лагеря. А как же иначе: раз конкурент — «сатана», то ничего, кроме проклятия, он и не заслуживает.
Одновременно — для демонстрации объективности — был подготовлен законопроект, разрешающий использование в штате Нью-Йорк переменного тока напряжением не выше 300 В и фактически ставивший крест на экономичных высоковольтных линиях электропередачи. Эдисон лично явился в сенат штата для лоббирования этого закона (прежде он такой публичной активности никогда не проявлял). Щадя самолюбие гения, сенаторы надолго загнали законопроект в технические комиссии, где он бесследно «затерялся».

В конце 1880-х годов власти штата Нью-Йорк решили заменить «варварскую» смертную казнь через повешение на «гуманную»: придумали электрический стул. Так вот, под влиянием эдисоновцев для этого был избран переменный ток, мало того, на совершение первого акта легальной смерти Браун безвозмездно предоставил администрации штата электрический генератор переменного тока и, конечно, фирмы Вестингауза. Каков ход! В стремлении растиражировать удачную PR-находку Браун разъезжал по соседним штатам, устраивая публичные демонстрации воздействия постоянного и переменного токов на лошадей и собак — с обязательным летальным исходом. При этом умирали несчастные животные, разумеется, только от переменного тока. Циничный натурализм этого многосерийного триллера вызывал возмущение граждан, но все же шли и смотрели. И раскрутись этот «проект» лет на триста раньше — гореть бы Вестингаузу на костре инквизиции, а случись все это лет на сто позже — стал бы он банкротом.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2018 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.