Война токов: Эдисон против Вестингауза.

Война токов: Эдисон и черный пиар. Часть 1.

Ю. Носов, доктор технических наук
Смотрите также: Продолжение: часть 2

Даешь электричество

Должно быть, ни одно из изобретений Эдисона не было воспринято «широкими народными массами» так быстро и безоговорочно, как электрическая лампочка накаливания. И это естественно, ибо «Да будет свет. И стал свет» явилось некогда первым шагом в сотворении мира господом Богом.

Понятно, что для действительного утверждения электрического освещения в повседневной жизни необходимо было научиться вырабатывать много не слишком дорогой электрической энергии, и Эдисон полностью переключился на эту проблему.

Осенью 1879 г. состоялась публичная демонстрация работоспособных ламп накаливания, в которых использовались нити из обугленных бамбуковых волокон (сегодняшние вольфрамовые спиральки утвердились лишь через 30 лет). Уже через г. начала работать фабрика по изготовлению ламп, а еще через два Эдисон запустил в Нью-Йорке первую небольшую электростанцию. При этом был реализован угаданный им удачный принцип передачи электрической энергии по проводам, радиально расходящимся от центральной электрические станции. В последующие пять лет компанией Эдисона было построено 120 подобных электрический станций — темпы под стать гоэлровским!


Томас Альва Эдисон и его лампа накаливания. 1879 г..
 
 

Первая в мире электрическая станция, построенная Эдисоном. 1881 г..
 
 

За признанным первопроходцем в новую сферу приложения сил и капиталов устремились и другие. Вскоре второй по значимости компанией стала «Вестингауз электрик», возглавляемая Джорджем Вестингаузом-младшим — сыном известного изобретателя железнодорожного тормоза.

Первая ЭС вырабатывала и передавала потребителям постоянный ток, \ для чего уже были созданы все необходимые технические средства. Но передовая электротехническая мысль, средоточие которой представляла собой в ту пору вовсе не Америка, а Европа — в основном Германия, все определеннее склонялась в пользу переменного тока.

Главным аргументом при этом стала дальность передачи электрической энергии. Эдисоновские электрические станции с рабочим напряжением от 100 до 200 В могли обслуживать потребителей на расстоянии не более мили, иначе потери энергии в проводах становились слишком велики. Потери можно было уменьшить за счет использования медных проводов очень большого сечения, но это и сложно, и весьма дорого.

А на электростанциях переменного тока напряжение значительно увеличивалось при помощи трансформатора и одновременно во столько же раз уменьшался ток, и это позволяло передавать электроэнергию по тонким проводам на большое расстояние и с малыми потерями. А затем при помощи другого трансформатора напряжение понижалось до необходимого значения — например, до тех же 100-200 В. В 80-е годы XIX века в Европе успешно демонстрировались линии переменного тока протяженностью в десятки и даже сотни километров.

Стартовавший вторым Вестингауз быстро переориентировался на переменный ток и начал строить гораздо более крупные, чем Эдисон, электрические станции, вырабатывавшие благодаря этому более дешевую электроэнергию. Сам же Эдисон в своей пионерской неограниченной экспансии зашел слишком далеко, да и нарастающая прибыль действовала усыпляюще, и он все более увязал в «болоте» постоянного тока.

Первый ТС компании «Вестингауз электрик»
 
 

Поначалу у каждой из компаний было вполне достаточное количество «своих» потребителей. Каждая наращивала бизнес, не ощущая конкурента, хотя территориально действовали поблизости друг от друга: Эдисон в Нью-Йорке, Вестингауз в Массачусетсе — оба в северо-западных штатах, фактически олицетворявших в то время промышленный потенциал всей страны. Но к середине 1880-х годов ситуация изменилась. Речь пошла об очень крупных проектах федерального значения, и стало ясно: кто их выиграет, тот сорвет огромный куш. Тогда-то и развернулась в США борьба сторонников постоянного и переменного тока, то есть Эдисона и Вестингауза.

Электрические Станции — какими им быть?

Поначалу эта борьба велась в традиционной манере «академических» дискуссий: многолюдные диспуты в Чикагском инженерном клубе, заседания авторитетных жюри и комиссий по рассмотрению различных электротехнических проектов, публикации статей в трех-четырех специальных журналах, изредка — обращения к широкой общественности. Тем более, что у каждого из направлений электротехники имелись свои достоинства и свои недостатки — именно потому оба и закрепились в жизни навечно. В пользу постоянного тока говорило то, что он мог использоваться не только для освещения и нагрева, как и переменный, но и для зарядки аккумуляторов, получения металлических покрытий методом гальванопластики и главное — для питания электродвигателей трамваев, электропоездов, шахтных подъемников, вагонеток и т. п. (конкурентоспособного электромотора переменного тока тогда еще не существовало).
Заключительный аргумент отличался типично американским духом: электрические станции Эдисона имели счетчики киловатт-часов. Они были основаны на электрохимическом принципе, поэтому приходилось периодически относить в лабораторию аноды «счетчиков» и по изменению их веса вычислять количество электрической энергии, ушедшей к потребителю. Хлопотно, не оперативно, но достоверно. Для учета переменного тока этот прибор, разумеется, не годился, а ничего другого не было. Но коли «товар» нельзя «взвесить» то нельзя и выходить с ним на рынок: это может привести к беспрерывным судебным разбирательствам.

Счетчик Эдисона.
 
 

Что же касается необходимости строить множество малых электрический станций вблизи от потребителей, то это Эдисона не пугало: надо — значит надо. Вот только чиновники нерационально расходуют федеральные средства и тормозят общественный прогресс. (Нельзя, кстати, не отметить, что сегодня идеи мини-электрический станций очень популярны — из-за своей автономности и экологичности. И хотя теперь это все решается на совсем иной технической основе, чем в XIX веке, но все же. Кроме того, и в радиосвязи долго шли по пути увеличения мощности передатчиков, а потом взяли да и перешли к сотовым системам. Так что в упорстве Эдисона можно при желании увидеть талант предвидения на сто лет вперед, хотя, скорее всего, ничего этого не было.)

При его опыте изобретателя и исключительной интуиции он не мог не чувствовать, что проблемы переменного тока каким-то образом неизбежно разрешатся: ему и самому не раз приходилось решать задачки и посложнее. А вот возможности трансформировать переменный ток и передавать его благодаря этому на большие расстояния противопоставить было нечего. Более того, Эдисон хорошо знал об изобретениях европейцев в электротехнике переменного тока и — с его хваткой — вполне мог быстро довести их «до ума». Но логика ученого уже пасовала перед азартом бизнесмена, стремящегося во что бы то ни стало оттеснить конкурента.
Новое обстоятельство неожиданно нарушило баланс сил среди сторонников постоянного и переменного тока. В середине 1887 г. торгующая медью французская фирма подмяла почти всех своих конкурентов и, став монополистом, сразу удвоила цену. Эдисон оказался в нокдауне, а пока он подыскивал ускользающие аргументы в пользу строительства множества мелких электрический станций, на него обрушился град еще более чувствительных ударов.

Еще записи на эту же тему:



Страницы: 1 2

3 коммент. к “Война токов: Эдисон против Вестингауза.”

  • катя | 11 Ноябрь, 2009, 17:24

    хочу вторую часть)

  • admin | 11 Ноябрь, 2009, 17:57

    я видел уже черновик, значит пишется, чуть позже будет

  • ahov | 12 Ноябрь, 2009, 2:20

    Катя, завтра, 12 ноября будет вторая часть. Заходите.

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.