Большой обзор по положению с банкротством Энергомаша и ГТ ТЭЦ

Госкапитализм. Некогда отраслевой лидер сильно недооценил кредитные риски в докризисной экономике. Теперь холдинг банкротится, а результата с нетерпением ожидает главный консолидатор отрасли – «Росатом».
В конце весны в Генпрокуратуру пришло письмо за подписью Германа Грефа с требованием начать расследование в отношении основного акционера группы «» Александра Степанова (№ 151 в рейтинге миллиардеров «Ф.» в 2008 г.). Якобы бизнесмен мошенническим путем получил и присвоил средства банка. А спустя два месяца некая инициативная группа опубликовала открытое письмо. В соответствии с ним мажоритарий «Энергомаша» присвоил уже 47,5 миллиард рублей кредитов и займов, и лишь «не зависящие от него обстоятельства» не позволили ему получить 10 миллиард рублей от «Росатома». В конечном счете, авторы письма обвинили Александра Степанова в обмане глав Сбербанка, «Росатома», БТА-банка, а также руководства Республики Казахстан и лично премьер-министра Владимира Путина. Что происходит с некогда лидером в сфере энергомашиностроения?

Мечта. Группа появилась в 1998 г., когда в качестве акционерного общества была зарегистрирована «Энергомашкорпорация» (по факту компания была учреждена в сентябре 1993 г.). В холдинг вошли Белгородский завод энергетического машиностроения, барнаульский «Сибэнергомаш» и «Волгоэнергоремонт» в Энгельсе. В тот период «Энергомашкорпорация» под руководством мажоритария Александра Степанова принялась собирать под свое крыло энергомашиностроительные активы страны.
Попытка грандиозного передела на разваленном рынке не удалась – вмешались другие «частники», которым тоже хотелось вкусить приватизационного пирога. Да и акционеры, по отзывам очевидцев, понаделали управленческих ошибок. В конце концов «Энергомашкорпорация» принялась развивать несколько довольно крупных производств: «Чеховэнергомаш», волгодонский «ЭМК-Атоммаш», «Уралгидромаш» в Свердловской области. Заместитель гендиректора «Энергомаша» и владелец 10% группы Алексей Плещев о том, как приобретались активы, говорит кратко: подобно многим, участвовали в чековых аукционах. Значит, заводы, ранее подконтрольные Мин_Энерго С.С.С.Р, новым собственникам достались недорого.
К 2006 г. в «Энергомаше» были заняты 12 тыс. работников. Холдинг удерживал свыше 60% отечественного рынка трубопроводов для А.Э.С и 65% рынка энерготехнологических котлов. До 20% продукции поставлялось в Кнр, Индию и Иран, остальное предназначалось крупнейшим российским покупателям – РАО «ЕЭС Рф», «Газпрому», «Росэнергоатому» и нефтяникам. Благодаря диверсифицированному портфелю заказов, а также фактически монопольному положению по некоторым видам продукции холдинг был вполне устойчив и показывал неплохие финансовые результаты. По сравнению с 2002 г. выручка по М.С.Ф.О. в 2006 г. выросла в 2,3 раза, составив $720,8 млн, чистая прибыль достигла $12,7 млн.
Но у группы нашлось слабое место. Холдинг потянуло на дно любимое детище акционеров, с которым они связали многие надежды – инвестпроект развития малой генерации «ГТ-ТЭЦ Энерго».

Своим путем. Компания «ГТ-ТЭЦ Энерго» появилась в реестре субъектов оптового рынка электро энергии в феврале 2006 г.. Но идея осваивать новую нишу появилась у совладельцев «Энергомаша» после кризиса 1998 г.. «Тогда предприятия РАО_ЕЭС резко сократили закупку продукции энергетического машиностроения – почти до нуля, – вспоминает Алексей Плещев. – И перед заводами, производящими энергетическое оборудование, встала дилемма: по какому пути развиваться дальше?» Одни компании стали усиливать связи с зарубежными покупателями оборудования в странах, где память о сотрудничестве с С.С.С.Р была еще сильна, – Малайзии, Индии, Пакистане, Бангладеш, Иране. Другие сократили площади, работников и уровень производства до уровня существующего заказа.
«» отличился. Собственники предположили, что после кризиса потребность в обеспечении экономики электроэнергией будет расти. Зная, что 50–70% территории Рф не охвачено централизованным электроснабжением, а до 80% – теплоснабжением, Александр Степанов и Алексей Плещев решили, что энергия от современных малых генерирующих мощностей окажется востребованной. Ведь к тому моменту до 8% от совокупной установленной мощности и около 26% от общего производства тепла приходилось на морально и физически изношенные малые электрические станции, а также котельные при небольших городах и поселках. Их давно следовало заменить. Серьезный рынок сбыта мог сформироваться вокруг промышленных предприятий.
За пять лет до того Минтопэнерго разработало «Концепцию развития и использования возможностей малой и нетрадиционной энергетики в энергетическом балансе Рф». Никаких конкретных планов в документе не содержалось – время было не то. Но для руководителей «Энергомаша» он стал знаком, что энергетическая госполитика будет развиваться, в том числе с учетом зарубежного опыта. Так, в некоторых европейских странах локальные станции генерируют до 20% общей выработки энергии. В ноябре 2001 г. они зарегистрировали компанию «ГТ-ТЭЦ Энерго», которая должна была заниматься инвестпроектом строительства малых электрический станций, а затем их эксплуатацией.

Один в поле воин. «Первым делом в Санкт-Петербурге заложили инжиниринговый центр, собрали из разных городов лучших конструкторов турбин, генераторов, котлов-утилизаторов, а также электриков, расчетчиков, прочнистов, – рассказывает Алексей Плещев. – Закупили и арендовали дорогие программные системы Unigraphics, Catia, SAP R/3». В итоге был создан прототип полностью автоматизированных газотурбинных электрические станции когенерационного цикла, который можно было масштабировать для постройки в любых климатических условиях. Весомым преимуществом оказалась экономичность – коэффициент использования топлива до 85% при среднем существующем 55–65%. Акционеры рассчитывали возвести 1 тыс. блоков (около 400 установок) энергомощностью 9 МегаВт и тепловой – до 41 Гкал/час.
Изюминка заключалась в том, что оборудование изготовлялось бы на мощностях входящих в группу заводов. Так что строительство удешевлялось на 30–50%. Без внешних сетей и открытых распределительных устройств возведение станции обходилось бы в 1 миллиард рублей при сроке окупаемости в 5–7 лет. Тем не менее из-за масштабности всего проекта общие затраты и по нынешним временам предполагались огромные – $5,5 миллиард до 2020 г..
Редкий отраслевик или эксперт не назвал тогда планы «Энергомаша» утопичными, амбициозными и рискованными. Особенно на фоне других игроков рынка – НПО «Сатурн», Уральского турбинного завода, «Авиадвигателя», «Турбогаза», которые ограничивались изготовлением малых электрический станций и не пытались выйти в качестве независимых игроков на сопредельный рынок торговли электроэнергией. Со своей стороны и государство, несмотря на все знаки, не продемонстрировало интереса к социально ориентированному частному проекту. В 2002 г. стартовала реформа РАО_ЕЭС, и налаживание энерго- и теп лоснабжения страны власти увязали, прежде всего, с успехом преобразований в «большой» генерации.
Тем не менее «» на собственные средства принялся строить пилотную станцию на два блока в Вельске Архангельской области, которая заработала в 2003 г.. Одновременно Александр Степанов и Алексей Плещев отправились в Сбербанк в поисках дальнейшего финансирования.

Жертвы масштаба. Обычные для того времени короткие кредиты для долгосрочного проекта не годились. Совладельцы предполагали договориться с госбанком о проектном финансировании, когда возврат средств осуществляется за счет денежного потока, генерируемого самим проектом, а % капитализируются до момента выхода на окупаемость. Сбербанк предложил поступить иначе: с его стороны – 50% суммы под 13% годовых, однако эти % выплачиваются в процессе обслуживания долга. Еще 30% должен инвестировать «», а 20% привлечь с рынка через облигационные займы. Мол, так за развитием и кредитоспособностью «ГТ-ТЭЦ Энерго» станет следить рынок – котировки бумаг будут демонстрировать успешность работы компании. Вот тут бы совладельцам «Энергомаша» и отказаться от услуг Сбербанка. Но в 2003 г., говорит Алексей Плещев, не было других кредитных организаций, которые могли бы предоставить столь внушительную сумму на срок более трех лет. А о закрытии проекта акционеры не помышляли – они были им так увлечены, что, похоже, потеряли способность здраво оценивать ситуацию с финансированием.
Всего «» вложил в развитие «ГТ-ТЭЦ Энерго» 17 миллиард рублей. Сбербанк предоставил 12 миллиард рублей за 5 лет. «Мы исправно платили % – всего 6 миллиард рублей, – рассказывает Алексей Плещев. – Условия, конечно, драконовские. Мы еще колышек не успели вбить в месте, где будет первая станция, а на следующий месяц уже должны были рассчитаться со Сбербанком за право пользования его деньгами». Также «ГТ-ТЭЦ Энерго» разместила три облигационных займа на общую сумму в 4 миллиард рублей, первые два успешно погасила.

Еще записи на эту же тему:

Метки:


Страницы: 1 2 3

Один комментарий к “Большой обзор по положению с банкротством Энергомаша и ГТ ТЭЦ”

  • vodkov | 19 Октябрь, 2010, 11:35

    Очень интересная информация-вот кажется все под боком а фактически ничего неизвестно. Важнейшая отрасль-наверное все таки разрулят в верхних этажах. Дай бог чтоб разрулили. Большое спасибо за информацию.С уважением Владимир СПб 19.10.2010г

Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.