АЭС Фукусима глазами юриста

Авария на А.Э.С « Дайичи» в Японии заставляет внимательнее приглядеться к атомному праву, а точнее, к той его части, которая касается ответственности за ядерный ущерб. Данной теме посвящена статья Стива Кидда(Steve Kidd) в журнале «Nuclear Engineering International».

Едва ли не с первых лет появления коммерческих атомных станций, возник вопрос о последствиях тяжёлых аварий на А.Э.С и о том, кто должен оплачивать причинённый ущерб.

Большинство конвенций и законов о ядерном ущербе базируются на полудюжине основных принципов.

Принцип strict liability, или строгой ответственности, означает, что ответственность за причинение вреда здоровью или имуществу в случае ядерного инцидента возникнет вне зависимости от характера вины (небрежность или ошибка). Это упрощает все юридические процедуры для пострадавших, так как от них не требуется доказывать, как и именно и почему произошёл инцидент.

Принцип exclusive liability, или исключительной ответственности, в данном случае гласит, что все иски и претензии в случае ядерного инцидента могут выставляться только к эксплуатирующей организации вне зависимости от причины инцидента. Принцип защищает от преследования поставщиков, строителей, проектантов и другие организации, вовлечённые в процесс создания и эксплуатации А.Э.С.

Есть принцип недискриминационных выплат, означающий, что пострадавшие не должны разделяться по национальному и иным признакам. Есть принцип обязательного страхования, по которому эксплуатирующая организация должна иметь в своём распоряжении страховой фонд для выплат компенсаций.

Размеры компенсаций определяются национальными законами, которые, в свою очередь, ориентируются на международные конвенции. Наконец, все претензии должны рассматривать судебные инстанции только той страны, на территории которой произошёл инцидент на ядерном объекте, что исключает потенциальную игру с законами со стороны пострадавших.

Важный момент в ядерном законодательстве — существование максимальной суммы выплат для каждого инцидента. Если последствия аварии оказались более серьёзными и сумма компенсаций превысила установленный порог, то свою лепту (также в заранее установленном размере) могут внести либо ассоциации эксплуатирующих организаций, а точнее, их общие страховые фонды, либо государство, на территории которого произошла авария, либо и те, и другие вместе.

Последствия ядерных аварий нередко носят трансграничный характер, то есть наблюдаются во многих государствах. Поэтому страны давно озаботились необходимостью иметь международные правовые инструменты для урегулирования связанных с авариями споров.

Приняты две главные международных конвенций по ядерному ущербу — Парижская конвенция, объединявшая большинство стран Западной Европы, и Венская, в которую входит, в частности, Россия. 1-Ый документ создавался при поддержке OECD, 2-ой при поддержке МАГАТЭ. Парижскую конвенцию впоследствии дополнила и расширила Брюссельская конвенция.

Хотя конвенции базируются на одном и том же наборе основных принципов, в их деталях есть различия, и поэтому одному и тому же государству трудно одновременно признавать их обе. В 1988 г. был принят протокол, регулирующий взаимоотношения между приверженцами обеих конвенций в случае ядерных аварий.

Есть государства, не подписавшие ни одной из конвенций. Как ни удивительно, но среди них можно увидеть Соединённые Штаты. Американцы одними из первых задумались над ядерной ответственностью, но предпочли создать на сей счёт собственное стройное законодательство.

Не входят в число подписантов конвенций, но имеют национальные законы такие страны, как Канада, Южная Корея и интересующая сейчас многих Япония. Особенный случай — Кнр, который не подписывает конвенции и не принимает собственных законов.

 

Еще записи на эту же тему:



Оставить комментарий (Зарегистрируйтесь и пишите коментарии без CAPTCHи !)

 
© 2008-2017 EnergyFuture.RU Профессионально об энергетике. All rights reserved. Перепечатка материалов разрешается при условии установки активной гиперссылки на EnergyFuture.RU.